SARGAS

Объявление

Луговые цветы покачиваются от ветерка, который создаётся во время бега маленьких ног, срывая лепестки и заставляя шмелей недовольно жужжать вслед убегающему. Сорванные лепестки, кружась в вихре, поднятом так небрежно, залетают в серебристые, словно паутинка, волосы, прячась между локонов.
25/11 Конкурс с поиском кристаллов!

06/12 Упрощенный приём для всех жителей Антареса!

08/12 Седьмой выпуск новостей!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [15.08.1067] Я иду за тобой


[15.08.1067] Я иду за тобой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Я иду за тобой
http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/621441.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/648555.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/798334.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/532959.gif
15.08.1067,
Aloman || Medivh

прости меня, но мне пора идти
туда, где нету боли -
ты только отпусти.
я рада, что даруют небеса
до роковой минуты смотреть
в твои глаза.

Нелегко прощать обиды и предательство близких. Еще тяжелее, если тебя предал по-настоящему любимый тобой человек. И что выбирает Медив? Он так и не смог отпустить Эломан в новую, счастливую жизнь и идёт за ней, чтобы взять ее жизнь в обмен на боль, которую она ему причинила.
коснись моей руки
в последний раз,
мы встретимся однажды,
но только не сейчас.
лучом звезды явлюсь я
за тобой,
но этот путь далёкий
мне начинать одной.

[nick]Aloman[/nick][status]коснись моей руки[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/933888.png[/icon][lz]<br><b>ЭЛОМАН</b><br> Травница, счастливая и любимая супруга, которая носит под сердцем плод своей любви.[/lz]

+2

2

[indent] Маска безразличия и немой боли застыла на лице Медива вот уже несколько дней кряду. В его груди то и дело что-то болезненно сжималось. Барды могли бы сказать - разбитое сердце давало о себе знать, но чародей лишился его благодаря лишь одному взгляду на предательницу. Именно ею была Эломан, девушка, что беззаботно шла по большому полю в сторону дома. Медиву даже не требовалось говорить с ней, чтобы это понять - выпирающий живот, в котором уже несколько месяц как зарождалась новая жизнь, говорил сам за себя. В их последнюю встречу умолял лишь об одном - дождаться его, дать немного времени для подготовки к их новой совместной жизни.
[indent] Хотя, надо признать, что иного мужчина и не ждал. Их союз изначально был обречен на провал. Чародей и человек. К тому же, относительно молодой чародей. Медиву недавно минут тридцатый год, а это означало бы продолжение молодости еще как минимум пятьдесят лет, в то время как Эломан могла угаснуть намного раньше. И все же, он надеясь хотя бы на то, что она не предаст столь подлым образом. Она могла прислать хоть какую-то весточку - Медив уже не был молодым учеником, а значит не связан с академией жесткими рамками, и мол покинуть ее стены в любое время, или хотя бы дождаться. Но от ее преданности не осталось ни следа.
[indent] Медив начинает неспешное движение за Эломан, которая явно торопилась домой, поскольку солнце неумолимо садилось за горизонт, в ее руках была лишь небольшая корзина. Не дожидаясь, когда они поравняются с первыми домами, чародей останавливается и начинает шептать заклинание, призывая огненную стихию - теплый воздух несется в сторону девушки, которая была вынуждена остановиться, почувствовав знакомое дуновение ветра. Только Медив так приветствовал ее. Она останавливается и чародей улавливает ее участившееся сердцебиение, как у нашкодившего ребенка.
[indent] - Эломан...
[indent] Ее имя эхом разносится по всей округе, но Медив даже не пошевелился, стоя на том же месте молчаливой тенью. "Она поклялась..." - Нет для чародея более ценного слова, чем клятва, но, как оказалось, не для человека. Он хотел услышать ее оправдание, хоть какие-то слова извинения. Медив делает несколько шагов ей навстречу, и останавливается в непосредственной близости, смотря то в ее блестящие от слез глаза, то на выпирающий живот. Конечно, ее выбор был очевиден - человеческая жизнь с обычным мужчиной, которая может принести ей счастливую семью, либо мир магии с чародеем, полный неизвестности и неуверенности в завтрашнем дне.
[indent] Чародей осторожно кладет руку на живот, сразу же ощущая в нем новую жизнь. Ребенок должен появиться на свет в ближайший месяц, а это значило, что предательству Эломан уже почти год, в этом можно было не сомневаться. Он убирает руку и продолжает стоять неподвижно, в замешательстве. Что же ему сделать? Выслушать, проникнуться историей и простить? Как говорили его учителя, даже безумцы должны быть милосердны.
[indent] - Ты поклялась. - Наконец извлекает из себя слова Медив, полные стали и горечи. - Если не любить, то хотя бы дождаться.
[indent] Чувствовал ли он сейчас боль? Пожалуй да, но огонь, что так и норовил выйти наружу, превращал кровь в его венах в лаву, которая постепенно остывала где-то в районе сердца, оберегая то от окончательного разрушения, даже от столь красивых рук. Медиву и раньше приходилось убивать. Иногда из самообороны, иногда ради будущего, порой даже ради магии, но никогда прежде не убивал собственную семью, людей, в жилах которых текла его же кровь. Эломан - единственная дочь его старшего брата, станет первой и последней свидетельницей этого нового.
[indent] - Прости меня. - Молвит чародей в то время как по его щеке медленно стекала одинокая слеза боли, которую не было видно, так как лицо Медива было скрыто под плотной тканью мантии. Можно было лишь разглядеть, как на кончиках пальцев чародея появляется легкий огонь, призванный не согревать, а разрушать.

+1

3

[nick]Aloman[/nick][status]коснись моей руки[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/933888.png[/icon][lz]<br><b>ЭЛОМАН</b><br> Травница, счастливая и любимая супруга, которая носит под сердцем плод своей любви.[/lz]
[indent] Так уж вышло, что Эломан любила в жизни то, что причиняло ей боль и губило. Ее сравнивали с чистым и непорочным цветком, который губила привязанность к чародею. Ее осуждали и требовали потомства, которое Медив иметь не мог и Эломан прекрасно это знала. Но она любила его, будучи ребенком и сейчас, даже сейчас, когда была глубоко замужем и носила под сердцем чужого ребенка, совсем не связанного с тем мужчиной, который просил ее сберечь свои сердце, чувства и тело для него. И травница даже обещала, но потом все резко изменилось – туда, где девушка жила, пришла женщина повитуха. Она задурила голову многим, говоря о том, что может видеть будущее и обучалась в Торвер Вельде. Говорила она правду или лгала, никто не знал, но многим она сообщала вещи настолько точные, что было сложно держать свои убеждения после разговора с нею. Женщину звали Поветта. Она говорила, что у нее не было имени и это она выбрала себе сама. Сказала, что останется – Поветта много раз встречала Эломан и всякий раз ее взгляд жадно впивался в красивый кулончик, подаренный Медивом во время их прощания, аккурат перед его отбытием в академию. Именно этот кулончик Эломан держала в пальцах, обещая сохранить свою любовь к нему. О том, что витая пара блестящего драгоценного металла, изящно образовавшая петлю в виде знака бесконечности, была зачарована им, Эломан не знала. А вот Поветта – почувствовала.
[indent] Им не случалось поговорить до тех пор, пока на Эломан в лесу не напал волк. Собственно, единственное, что спасло ее от верной гибели – дровосек Фьорд. Поветта клялась, что была медиком и выхаживала травницу, словно дитя. А вместе с тем нашептывала, что Фьорд – человек ее судьбы. Разумеется, на первых порах Эломан открещивалась от этой мысли, но после месяца уговоров и козел поверит в то, что умеет говорить. Так и вышло. А уже через пару недель весь их хутор гулял на широкой свадьбе Фьорда и Эломан. Но что-то все-таки было не так… Она не любила его, и не знала правильно ли поступает. Поветта убеждала, что человек, владеющий «силой» перевернет ее жизнь, перепишет ее судьбу. По ее мнению, Фьорд был именно таким человеком.
[indent] Зачать у них вышло так быстро, что многие считали это благословением. Фьорд был любящим мужем и окружал Эломан заботой, которую она принимала и благодарствовала, а вскоре и полюбила его. Всем сердцем.
[indent] Время шло. Течение жизни вернулось в свое русло, а Поветта отправилась в соседнее поселение, аргументируя тем, что там нужна ее помощь, но аккурат к родам Эломан она вернется. И травница жила так, словно все так, как и должно было быть – ее разум был с ребенком, она будто знала, что носит под сердцем мальчика и она уже перебирала имена для него, когда в очередной раз, возвращаясь из своего похода за травами, все не изменилось.
[indent] Теплый ветерок подул ей в спину. Позабытые ощущения любви и боли пронзили ее сердце, а воспоминания о мужчине которому она поклялась в верности вернули ее с небес на землю.
[indent] — Медив… — Прошептала она, с застывшими в глазах слезами наблюдая за тем, как чародей приближается к ней. Ее сердце ныло от боли практически не переставая, ребенок в ее чреве неистово пинался, причиняя Эломан еще и физическую боль, но девушка словно застыла. Слезы уже катились по ее щекам градинами, хотелось убежать, но и не хотелось одновременно. Ее разум полыхал в неистовом пламени и казалось, что Поветта никогда не существовала, что это было личное безумие травницы, которое заставило ее забыть саму себя, не только эту их клятву.
[indent] Она смотрит ему прямо в лицо, на котором явственно застыла гримаса боли после нанесенного ему предательства. Конечно, она понимала, что расплата неотвратима, и скорее всего это будет конец для нее. Все, чего она хотела, это, чтобы выжил ее ребенок. Агония, в которой метались ее мысли молили лишь об одном – сын, пощади сына…
[indent] Девушка касается щеки чародея своей ладонью, проводя кончиками пальцев по его щеке чуть неуверенно и нежно до одури, несмотря на то, что холодный ужас сжимает ее естество тисками.
[indent] — Пощади моего сына, молю… Он безгрешен…
[indent] Эломан хотела рассказать Медиву обо всем, о той женщине которая пришла к ним с год назад. О том, как она дурманила других и как сама Эломан избегала этого, пока на нее не напала тварь. О том, как ее опоили чем-то или заговорили, о том, что Поветта представлялась чародейкой и обещала лишь добра. Но все это лишь застыло вместе со временем, которое было ей отпущено. И оно застыло лишь на миг, тот короткий миг, что Медив смотрел на нее. Трогал ее живот.

+1

4

[indent] Где-тот в глубине души Медив знал, что этим все закончится. Нет, не кровавой расправой, а ее предательством. Большинство чародеев в академии были одиноки, они предпочли магию крепкой и любящей семье. Им объясняли и не раз, что после обряда обратного пути не будет, юноши и девушки лишались возможности иметь свое потомство ради овладения искусством колдовства. Но к моменту обряда большинство юных чародеев уже мечтают о знаниях и могуществе, поэтому выбор кажется очевидным. И они оба знали об этом. С детства, когда родители увидели в Медиве признаки магической силы, на нем чуть ли не сразу был поставлен крест. Хоть он и продолжал учиться читать и писать вместе с другими детьми, ему не искали невесту, не задумывались о доли наследства, которое должно было перейти в руки детей после смерти родителей. Вроде жил в их семье ребенок, а вроде... словно он должен был умереть, когда за ним придет чародей из Торвел Вельда. Потому Медив не испытывал привязанности к собственной семье: отца с матерью он забыл достаточно быстро, уйдя с головой в изучение магических сил, и лишь однажды получил весточку от старшего брата - отец скончался и завещал, чтобы все его потомки присутствовали на похоронах. Медив входил в их число. Сложно было сказать, какие эмоции в тот момент испытывал молодой человек, но когда нужно было опускать тело в землю и говорить последние слова, Медив лишь кинул горсть земли и отошел в сторону. Он не знал, что говорить, так как понял - он не знал своего отца, это был чуждый ему человек.
[indent] Именно тогда он познакомился с Эломан и... влюбился? По крайне мере так называлось это чувство, что испытывал чародей, стоило ему прикоснуться к ней. Ей было всего немного - какие-то тринадцать лет, но девушка была неистово красивой, словно только что распустившейся бутон, а магия, что текла по венам Медива, позволяла ему выглядеть на десяток лет моложе. Они проводили вместе не один час за разговорами, Медив рассказывал ей о Торвел Вельде и других землях, где хотел бы побывать, о своих задумках, и Эломан всегда его слушала. Он показывал и рассказывал о травах, их целебных или губительных свойствах, они даже все продумали: Медив собирался стать великим чародеем, а Эломан - известнейшей травницей. Они видели себя вместе, пока не случилось непоправимое. Эломан понесла от него, но беда заключалась в том, что девушка чуть ли не сразу потеряла это дитя. Медив узнал об этом, когда уже отбыл в академию, и письмо застало его по прибытию к месту учебы. Пальцами он буквально ощущал, как пергамент был пропитан слезами ее возлюбленной, и сожалел, что не был в этот момент рядом, возможно, он мог помочь, но дело сделано. Они продолжали переписываться, Эломан писала тайком от родных. При первой же возможности Медив вернулся в родные края ради любимой девушки, и взял с нее это треклятое обещание дождаться... В письмах Эломан говорила, что не сможет больше понести и родить ребенка, будто подбадривала своего возлюбленного - мы стали похожи.
[indent] Но то, что Медив видел сейчас не укладывалось ему в голову. Неужели она врала все эти годы, все ее слова были пропитаны не влагой от слез, а ложью? Ребенок в чреве Эломан был тому подтверждением. Она умоляла пощадить ребенка, и уже реальные слезы стекали по ее лицу. Он чувствует, как ее дитя пинается, похоже, этот смышленый малыш чувствовал опасность. Что же, так и есть. Медив хватает девушку за руку и грубо притягивает к себе.
[indent] - Молишь? - Сквозь плотно сжатые зубы процеживает чародей. - Тогда пусть твои боги это решат. - Свободной рукой он снова прикасается к животу и произносит одно из самых простых заклинаний, которые использовали чародеи, помогая женщинам разрешиться от бремени. Не обращая внимание на крики и мольбы Эломан, он тащит ее за собой к их дому. На крики девушки во двор выбегают двое - новоявленный супруг и старший брат Медива, уже порядочно обросший седыми волосами. Он явно был удивлен, увидев брата. Но не успел сказать ни слова - Медив отпускает свою пленницу и обеими руками отбрасывает их обратно в дом при помощи воздуха. Поднявшись по ступенькам, чародей обернулся и увидел, как корчится Эломан в болях, но пытается идти следом. Значит на ближайшее время она будет главной свидетельницей.
[indent] - Медив... ты не должен... - Опять мольбы, теперь уже от отца семейства. На его стоны прибегает супруга и старший сын.
[indent] - Что еще я не должен? - Он позволяет огню спуститься к кончикам пальцев и направляет их в сторону старшего ребенка, сжигая его живьем всего за минуту - настолько мощным был огонь.

+1

5

[nick]Aloman[/nick][status]коснись моей руки[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/933888.png[/icon][lz]<br><b>ЭЛОМАН</b><br> Травница, счастливая и любимая супруга, которая носит под сердцем плод своей любви.[/lz]
[indent] То, что она уяснила уже давно – глупо было перечить ему. На момент их знакомства Медиву было около тридцати, и он уже был очень опытен, умен и силен. Как никто другой из ее знакомых, пожалуй. Они планировали свою дальнейшую жизнь, Эломан была счастлива, ощущая себя любимой и нужной такому человеку, как он. Ее любовь была искренней, но слишком робкой, неокрепшей. Замершая беременность решила судьбу Эломан в одночасье и лишь чародейка, что помогла девушке сохранить собственную жизнь, знала какова будет плата за это.  [indent] Родители тогда солгали Эломан, сказав, будто она больше не сможет иметь детей и это ее даже чуточку обрадовало – ведь девушка знала, что и Медив не сможет зачать потомство. И вместе с тем, чего греха таить, вся эта ситуация с ребёнком сильно ранила Эломан. Она была готова стать матерью, была счастлива иметь ребенка от человека, которого так любила, пусть и было бы ей без него тяжело и родители, скорее всего, отреклись бы от неё узнав правду.
[indent] Находясь в реальности ей не верилось, что Медив насколько жесток к ней сейчас. Он рывком притягивает ее к себе не обращая внимания на это прикосновение к его щеке, призванное пробудить хотя бы какие-то остатки чувств. Напрасно она считала, что Медив пощадит ее из любви и простит этот блуд. За минуту, что она была в его руках, исполненная страха и отчаянья, в голове пронеслась уйма различных мыслей. Одна из них – умолять спасти ее ребенка, пощадить его.
[indent] Но Медив не слушал. Он был в ярости. Чтение заклинания вызвало жуткую боль во всем теле, в спине. Эломан упала на колени позади него и всё, что ей оставалось, это кричать. На ее крики сразу же выбежал муж, затем отец и брат, может быть, они появлялись из двери дома в другом порядке, но Эломан было все равно. Все, что она видела, это пепел и дым, и лишь ужас, навсегда застывший на лице людей, которых заживо сжигал Медив в мгновение ока. Эта боль была не сравнима даже с той, что девушка испытывала прямо сейчас. Ребенок был готов появиться на свет, но его мать, в горе и слезах не могла сосредоточиться на схватках, одну за другой пропуская их и задыхаясь в собственных рыданиях и криках. На третий или четвертый раз Эломан все же собрала себя по осколкам, на которые ее разбил чародей и ребенок вышел, упав на землю по ногами травницы.
[indent] Ее лицо исказила гримаса неподдельной ненависти. Маленький комочек трепыхаться на земле молча, и Эломан не надеялась даже, что он выживет. Ее большие глаза были полны слёз и такой безумной ярости, что она позабыв обо всем выдернула из земли морковку покрупнее что росла неподалеку на грядке и швырнула ее в чародея, попадая прямо в затылок. Затем Эломан взвыла, словно раненый зверь, находящийся в агонии. У нее не было слов, не было больше просьб и мольбы. Она лишь ненавидела Медива всем сердцем, с такой же силой, с какой любила его всю свою сознательную жизнь. А теперь он не стесняясь использовал магию, которой обещал защищать ее, чтобы убивать родных ей людей.
[indent] - Эломан! – Сквозь дикие вопли девушки, послышался голос приближающейся к месту действия Поветты. Она бежала со всех ног, видя, что дитя травницы лежит на голой земле, едва шевелясь, а его мать воет от боли по гибели своей семьи. – Эломан, тише! Успокойся! – Поветта пыталась перебить истерику девушки, но ничего не получалось. Тогда ей пришлось дать Эломан звонкую пощечину. Только так повитухе удалось привести девушку в относительное сознание. – Что здесь произошло?
[indent] - Медив… - Только смогла выдавить Эломан, и вновь ее слова превратились в нечленораздельные рёв.
[indent] Тогда Поветта поднялась на ноги. Она осознавала, что причинила не простое затруднение, как ей казалось, спасая судьбу девушки своей иллюзорной магией, но навлекла смерть на столько людей. Признаться – было самым нелепым из возможных вариантов действий, но почему-то именно он оказался выбран.  [indent] Поветта сжимала в кармане кулон, подаренный Эломан когда-то и зачарованный им – Медивом. Он все ещё стоял во дворе, испепеляя одного за другим и обращаясь к любому, кто попытается остановить его праведный гнев.
[indent] - Она не виновата, чародей! – Крикнула Поветта, помогая Эломан подняться и взять на руки ребенка. Теперь травница словно зачарованная смотрела в лицо своего сына, что-то нашептывая одними лишь губами. Словно умалишенная она покачивалась из стороны в сторону, голова была повернута чуть набок, странно, не естественно. – Я не знала, что она под твоей защитой. Ты знал, что она была несчастна? Знал, что она хотела ребенка и думала только о том, как бы звали ее чадо, так и не рождённое от тебя?
[indent] Поветта сделала шаг к Медиву. Затем ещё один, а Эломан продолжала покачиваться, не обращая внимание ни на что. Ее разум был сломан и сломлен, боль утраты въелась в душу и разум, расплавляя все точки, способные хотя бы на какое-то размышление.  [indent] Безумие и страдания охватили ее почти полностью. Она хотела кричать внутри своей головы, но наружу прорывался лишь слабый и непрерывный стон. Эломан больше не существовало.

+1

6

[indent] Где-то там, в глубине души, куда еще не проникло безумие, Медив кричал от боли и бился в агонии, будучи не в силах остановить самого себя, тем самым расписываясь в собственном бессилии. Его любовь к Эломан была настоящей, и мысли о ней всегда отрезвляли память чародея, возвращая в нормальное состояние его разум. Но Медив не мог позволить себе такую роскошь как прощение предательства. Этот ребенок, даже не будь он плодом обоюдной любви, все равно символизировал для чародея отступничество. Он слышал ее крики, мольбы, но не оборачивался - слишком был занят сожжением собственной родни. Мать Эломан застыла в ужасе, не зная, куда ей кинуться и кому помочь - заживо горящему сыну, чтобы сбить пламя, или рожающей в муках дочери. Медив решил выбрать за нее, протянув к ней обе руки, желая высосать до дна жизненные силы, дабы восстановить собственные. Заклинание было прервано попавшей в его затылок морковкой, которую из последних сил запустила в своего бывшего возлюбленного Эломан. Свернуть бы ей шею за такую дерзость, да вот только этот не входило в планы чародея. К тому же, со всех ног через поле бежала еще одна женщина, чародейка - Медив был способен издалека ощутить присутствие себе подобных, видимо, местная целительница, которая еле выжила после Обряда, и теперь занималась тем, что оказывала помощь местным жителям. Лишние глаза и уши ему тут были не нужны. Но судя по словам женщины, она знала Эломан. И пока та разбиралась с роженицей, Медив вернулся к задуманному. Высосав последние капли, коих и так было немного, из женщины, чародей все же остановился. Огонь от тела юноши так и норовил распространиться дальше по дому, но Медив контролировал его.
[indent] - Не знала, говоришь? - Медив складывает руки перед собой и подходит к женщине, помимо магии он ощущал еще кто-то знакомое. Поведя бровью, он читает короткое заклинание, заставляющее чародейку буквально выдернуть руку из кармана. Подойдя к ней ближе, Медив опускает руку и извлекает из кармана свой подарок Эломан. Как эта вещь оказалось у чародейки - остается только догадываться, но вряд ли девушка добровольно отдала эту штуку. Впрочем, это уже было не важно. В руках Медива медальон раскалывается на десятки мелких осколков, и магия покидает их. - Что-то не верится... - Он хотел было направить гнев на чародейку, которая явно лгала, смотря в лицо более могущественному противнику. Ее слова о том, как было плохо Эломан совершенно не трогали Медива, он расценивал их не более, чем защитную реакцию. Бросив взгляд на девушку, которая больше не кричала, лишь пыталась убаюкать новорожденного сына, Медив открыл было рот, как ему в бок, прямо под сердце, ударяет что-то острым. Кинжал брата не доходит до сердца, однако приносит тугую боль в этой области. Медив сгибается от боли и падает на спину. Но прежде чем нанести еще один удар, уже в грудь, чародей успевает поднять руку вверх, выпуская огненную стихию прямо в лицо противнику.
[indent] - Эломан... - Ее имя звучит глухо, а в голосе Медива слышна дрожь. - Твой дух никогда не сможет найти упокоение в этом мире, сколько бы молитв о тебе не произносили. Ты предала меня, и не заслуживаешь более ничего, даже тихих объятий смерти. - Он безотрывно смотрит на девушку, с трудом произнося это проклятье. - С рассветом ты будешь искать себе новое пристанище. - И говорил он не о новом доме, а новом теле для ее души. - А ты... - Обращается он к чародейки, желая закончить свое мщение. - Сама возложишь на себя проклятье. - К чему убивать женщину, в чьих глазах виднелась боль от происходящего? Она видела, в чем ее вина - целая семья полегла от ее нелепого желания и неумелой магии. Издав хрип, Медив закрывает глаза, но его сознание не покидало тело. Огонь, что теперь был неподконтролен магу, теперь распространялся по всему дому. Именно из него Медив постепенно собирал силы, восполняя утраченное и залечивал рану. Он слышал какой-то шорох с боку от себя, крик младенца и самой Эломан, но не спешил открывать глаза, не желая видеть ее. Если он очнется и она по-прежнему будет рядом, то сила точно выйдет из-под контроля, и он немедля убьет как ее, так и ее дитя, которое она умоляла пощадить.

+1

7

[nick]Aloman[/nick][status]коснись моей руки[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/933888.png[/icon][lz]<br><b>ЭЛОМАН</b><br> Травница, счастливая и любимая супруга, которая носит под сердцем плод своей любви.[/lz]
[indent] Безумие… это даже интересно. Но больно.
[indent] Эломан никогда не хотела для себя такого конца, хотя и понимала объективно, что это именно он. Она смотрела на мужчину, которого любила больше всего на свете до того, как решила выйти замуж. Всё-таки это было ее решение, пусть и спровоцировано оно было неким магическим вмешательством… Поветта никогда не скрывала, что она чародейка, но ведь Эломан удавалось как-то препятствовать ее чарам иллюзии и довольно долго. До тех пор, пока волк не напал. Когда он драл ее, разрывая в клочья плащ и плоть на спине, а она кричала, то не заметила, как держала в пальцах кулон, подаренный Медивом. Она молилась, чтобы он почувствовал, пришел спасти. Ничего не вышло. Он не слышал. И не чувствовал. Мог ли он помочь? Скорее всего, да. Но почему-то не ей. Не тогда. А когда оберег пропал… Эломан было все равно, жива она или мертва, будет жить или нет, ведь она металась в агонии и никто из целителей не мог гарантировать положительный исход. Все было так быстро… И так страшно.
[indent] Травница была одной из тех женщин, что всегда стояли на своем. Потому она и не стала оправдываться за совершенное ею предательство. Все было решено. Зачем было оправдываться? Он проклинал ее, не смотря ни на что девушка это чувствовала. Она понимала, что эта, без сомнений, темная материя проникает внутрь ее самой и оставляет след на душе. Та начинает метаться и гореть, и Эломан понимает, что часы ее подходят к окончанию. Она действительно будет страдать. Возможно, он был прав, причиняя всю эту боль, но не ее родным, не её мужу, не ее брату, маме, отцу… Все они были когда-то одной семьёй. Почему же он поступил подобным образом? Почему не остановился, убивая ее одну?
[indent] Никакие вопросы задавать не хотелось. Ей вообще было неприятно здесь находиться, и пусть безумие утраты практически полностью парализовало разум травницы, она все ещё пыталась удержаться на волоске своего неизбежно уплывающего сознания. Цепляясь, сражаясь за возможность спасти свое чадо – единственного, кто был поистине безгрешен и несчастен от того, что его мать совершила ошибку. Ведь должна же она была знать хотя бы в глубине души о том, к чему может привести ее неверность. Пускай она не знала, будет ли любить его после всего того, что произошло, после потери ребенка и боли, которая сопровождала девушку долгие месяцы после. После того, как ей сказали, что она больше никогда не сможет познать радости материнства – а ведь для женщины это чуть ли не единственный в жизни желаемый подарок, иметь ребенка от любимого мужчины. Она так хотела сына от Медива… Хотела выносить его, родить, растить и воспитывать… чтобы он вернулся к ней из академии, и их семья стала полной. Как они и мечтали.
[indent] Недолго думая, Эломан прижимает сына к груди и пускается прочь. Она даже не видела, кто конкретно ударил Медива под ребро клинком да и какая сейчас была разница, если этот человек дал ей шанс спастись. Конечно же, это была иллюзия свободы. И сама Эломан это понимала где-то на краю своего разума, метающегося в агонии. Но покажите мне мать, которая запросто откажется даже от обречённой на провал попытки, если это попытка спасти свое дитя? Вот и она, обезумевшая от ужаса, горя и тоски, разрываемая напрочь противоречиями и горечью утрат, ринулась бежать куда глаза глядят.
[indent] А глядели они в чашу леса, туда, где скрывались алчущие крови и плоти голодные волки, медведи, призраки не вернувшихся с охоты селян, лесорубов, детей… Эломан не было страшно за себя, она уже была проклята и медленно умирала сознанием, разлагалась душой, однако спасти сына было единственным ее желанием.  [indent] Единственным, что казалось правильным. Она бежала, не разбирая дороги, спотыкаясь. Младенец кричал, словно чувствовал состояние своей матери и предвкушая скорую разлуку с ней, но Эломан только и повторяла в полголоса, что:
[indent] - Спасти сына… Он безгрешен… Спасти сына… Он безгрешен…

+1

8

[indent] Сколько прошло времени с того момента, Медив сказать не мог. Чародей потратил слишком много времени на восстановление сил, которые он потратил почти подчистую, более того, Медив не использовал силы природы, чтобы воспользоваться огнем. Это сделало чародея еще на шаг ближе к возможному безумию, не говоря уже о тех телах, которые лежали в доме и во дворе, окутанные огнем и более не подавая признаков жизни. Осмотревшись по сторонам, Медив осторожно поднялся на ноги и прислушался к звукам вокруг – местные уже начинали сбегаться на пожар, неся воду и песок, правда было проще бы оставить все как есть, позволяя огню сжечь этот дом. Воспользовавшись заклинанием отвлечения, Медив покидает этот город, и старается скрыться в лесу, дабы колдовать уже в стороне от любопытных глаз. Незачем простым крестьянам знать, что случилось в их большой деревне. Заклинание поиска получилось не сразу – Медив то и дело терял нить черпаемой им силы, тело ныло от боли и требовало отдыха, но он не мог оставить это дело, не завершив его до конца. Маленький огонек все-таки появляется на пальцах чародея, и он отправляет заклинание вперед, на поиски Эломан. Женщина не могла далеко убежать, не в таком состоянии. Возможно, ей помогает деревенская чародейка, но что-то подсказывало Медиву, что женщина сейчас искала удобный сук, на который можно закинуть веревку с петлею на конце.
[indent] Бредя по лесу несколько километров, Медив невольно стал задумываться над тем, что девчонка скорей всего упала в какое-нибудь болото – в те последние полчаса она стала похожей на умалишённую, или попалась в лапы зверя. Но благо догадка Медива не находит свое подтверждение, поскольку огонь все же выводит чародея на след Эломан – капельки крови видны на листьях деревьев, мимо которых проходила женщина. У них было несколько часов до рассвета, прежде чем ее разум окончательно затуманится. Медив не знал, как именно сработает его проклятье, но в его действенности не сомневался. Где-то на севере по ходу движения чародей слышит плач младенца, и понимает, что на верном пути. Девушка находится около в пятистах метрах, устало прислонившись к дереву и прижимая к себе новорожденного мальчика. Медив холодно смотрит на них, но все же опускается и вглядывается в черты лица ребенка, который во многом походил на свою мать. Их ребенок мог быть таким же, - промелькнула мысль в голове чародея. Тогда он раз за разом прокручивал в голове этот момент, когда бы взял их ребенка впервые на руки, представляя себе счастливое лицо самой Эломан. И больше у них возможности стать родителями не было. Но была у девушки, и та воспользовалась ею. В глубине души Медив понимал, что ему пришлось бы отпустить возлюбленную, но никак не ожидал этого удара в спину от такой... бесхитростной красавицы.
[indent] - Как его зовут? – Спокойным голосом спрашивает Медив, кончиками пальцев прикасаясь к кричащему ребенку, и тот успокаивается, засыпая. Незачем этой невинной душе видеть подобное. А еще Медив почуял что-то похожую на силу. Какая все-таки иронична их судьба. Ребенок его возлюбленной мог оказаться чародеем. – Я сдержу данное тебе слово, клянусь. – Ведь он сказал, что если ребенок выживет, то выполнит ее обещание и пощадит малыша, невиновного в грехе своих родителей. К тому же, нет никакого резона оставлять его здесь на съедение хищникам. Да и сам чародей никогда не разбрасывался клятвами налево и направо. – Твой медальон был призван защищать тебя от воздействия посторонней магии, потому я просил не снимать его, не терять ни при каких обстоятельствах. – Он кладет ладонь на ее влажную от слез щеку и едва заметно улыбается. Именно так Эломан всегда пыталась упокоить пылкий нрав своего возлюбленного, и обычно это действовало. Теперь его черед приносить упокоение в ее душу. И все же, о проклятье он не жалел ни капли, понимая иллюзию выбора и не терпя предательств. Запечатлев нежный поцелуй на ее губах, Медив осторожно забрал мальчика и прижал к себе, очищая от сгустков крови и кусков земли. Ребенок окончательно успокоился и уснул – Медив осторожно поддерживал его силой магии, согревая и восполняя потребность в еде. Младенцы требовали небольшой траты сил.
[indent] Более не смотря на Эломан, чародей продолжил движение из леса, направляясь уже в сторону другой деревни, где собирался взять коня и направиться обратно в академию. Дело было закончено. А младенец… возможно, оставит на пороге какого-нибудь зажиточного дома или приюта, внушив хозяевам, что отныне это их любимый ребенок. И если магия в нем действительно сильна, они обязательно еще встретятся.

+1


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [15.08.1067] Я иду за тобой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно