SARGAS

Объявление

Луговые цветы покачиваются от ветерка, который создаётся во время бега маленьких ног, срывая лепестки и заставляя шмелей недовольно жужжать вслед убегающему. Сорванные лепестки, кружась в вихре, поднятом так небрежно, залетают в серебристые, словно паутинка, волосы, прячась между локонов.
25/11 Конкурс с поиском кристаллов!

06/12 Упрощенный приём для всех жителей Антареса!

08/12 Седьмой выпуск новостей!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [12.03.1121] lost princess


[12.03.1121] lost princess

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

lost princess
http://forumuploads.ru/uploads/001a/ae/83/5/30550.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/ae/83/5/48472.gif
12.03.1121, Мёртвые земли, торговый тракт
Einarr || Ayla de Montfront
Более прямой дороги к королевской службе, чем спасение самой принцессы и не сыскать. Эйнар из тех, кто не ищет легких путей, поэтому такое совпадение счел нелепым. Ну девушка, ну красивая, ну богато одетая... Ну и что, собственно, из этого?
И вообще, может быть он считает, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

0

2

[indent] Когда получаешь один заказ за другим, перестаешь удивляться тому, что происходит в мире. Как правило, происходит это все потому, что ты уже слишком много живёшь. Видишь много, анализируешь. Вот и я – из Ригеля через Мертвые земли поближе к Антаресу перебрался, в погоне за длинным злотым. Мы с Гораном давеча забрели в одну деревеньку близ развилки на торговом тракте и как обычно, решили, что продолжим путь дороженьку только на следующий день. Я привязал коня на постоялом дворе (точнее сделал вид, так как Горан не очень любил быть привязанным к чему-либо) и зашёл в таверну, с надеждой пропустить чарку-другую темного пива. Здешние места славились особым рецептом и я не мог пренебречь такой возможностью.
[indent] Конечно, как и всегда, завидев ведьмака, вошедшего в хижину, местная шушера начала активно жестикулировать и перешёптываться. Впрочем, если бы я обращал на это внимание всякий раз, как оказывался в незнакомой местности, не смог бы выполнять свою работу. Поживите с моё на свете и у вас тоже появится такая фантастическая способность - способность слать общественное мнение в жопу.
[indent] Так вот, что я слышу: таверна небольшая, и людей не много было, когда я приехал, но ближе к вечеру деревенских набилось, словно в бочку. После того, как местные привыкли к моему присутствию, какая-то полная женщина которую все звали Орна, начала делиться с подпившими мужиками местными байками. О том, как какой-то х… Хансен, его звали Хансен, потерялся в мать его, лесу. А что заставило его туда пойти? История умалчивала. Я весь обратился в слух, когда Орна начала рассказывать об ужасных ранах на теле убитого. Каким-то образом в конце истории все эти господа и дамы обернулись в мою сторону и посмотрели с такой укоризной, словно я пил у них тут уже неделю, и ещё ни разу не удосужился заплатить за выпитое. Невольно поперхнулся. Орна обратилась ко мне первая:
[indent] – Господин ведьмак, возьмётесь за поиск нашего Хансена? Мы скинемся злотыми вам в награду. Что скажете?
[indent] – Да, эта тварь всю деревню держит в страхе. – Вякнул какой-то сухопарый мужичок и бряцнул кружкой по столу, за что тут же получил оплеуху от Орны.
[indent] Я вздохнул. Не хотелось мне вмешиваться в их разборки, но раз уж сулило вознаграждением, то грех было отказаться. Допил пойло, которое уже нагрелось в стакане и было отвратительным на вкус, поднялся и вышел из таверны. Горана нужно было взять с собой – вдруг помимо головы Х ещё чего удастся прихватить. И зашагал по тропинке от деревни, выслеживая пропащего Хансена.
[indent] Горан плелся следом, видимо недовольный тем, что я прервал его сон. Наверное тоже мечтает очутиться под боком кобылицы, не знаю правда какие у него там его лошадиные вкусы на это дело, но уверен, что ничего общего с лошадьми из деревни. Кстати об этом: я приостановился, услышав где-то вдалеке ржание лошади и женский вопль ужаса. Думать у меня больше времени не было – нужно было спасать бабу, пока чудище ее не сожрало и с этой единственной мыслью я бросился в сторону голосов.
[indent] Лес передо мной зачастил молодняком и Горан, на которого я вскочил уже после пары метров бесполезных попыток пробраться сквозь поросль молодняка, зафыркал. Его могучая грудь ломала тонкие берёзки и осинки, но следом за этими трудностями нам навстречу попалась ещё одна – копыта Горана увязали в торфяных оврагах, залитых водой из-за разлившейся по весне речужки. Конь встал как вкопанный, издавая громкое ржание и чванькая в канаве ногами. Я принялся уговаривать коня двигаться дальше, но очень быстро понял, что если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе.
[indent] Внимание, знатоки, вопрос: кто-нибудь знает кто такой Магомед?
[indent] Внезапно из-за ближайших плотных зарослей вырвалась пегая кобыла и пронеслась мимо нас, застывших в изумлении. К самой шее лошади прижималась молодая девушка, одетая в приличное платье и дорожную мантию сверху. Она сидела на лошади так, как сидят обычно наездники, а не высокородные дамы – перекинув ноги на одну сторону; похоже только это и помогло ей удержаться в седле, когда лошадь понесла её в чащу. Я только и успел заметить темные волосы и красный след от хлесткого удара ветвью по лицу, после чего они обе скрылись.
[indent] Горана уговаривать было уже не нужно. Он рывком высвободил копыта из топи и пустился в бодрый скач, так что уже через пару минут мы догнали кобылу с наездницей и мой конь схватился зубами за поводья, дёргая их на себя. Как только лошади сравнялись по темпу бега, я перебрался на кобылу и остановил её до того, как мы оказались в болоте.
[indent] – Тише девочка, тише… - Произносил я, успокаивая пятнистую лошадку, а затем обратился к наезднице. – Ты в порядке?
[indent] Я спешился и протянул обе руки к девушке, чтобы та тоже слезла, пока лошадь стояла на месте. Горан сдерживал ее, прохаживаясь туда-сюда перед кобылой, но она все ещё изредка взбрыкивала, готовая вновь понести невесть куда.

+4

3

Ровно год назад Айла, верхом на лошади как и сегодня, совершала длинное путешествие. Тогда оно близилось к завершению, потому что красивые башни замка в Аскерте словно пели, бликуя солнечными лучами: «это начало новой жизни, Айла!». И вот она, полюбуйтесь, новая жизнь. Счастливая, но свободная принцесса из Ригеля отправляется домой и на лице у нее написано, что она прикладывает огромные усилия, чтобы скрыть свой восторг от результата переговоров с королём Ричардом V. Она много раз слышала, как про него – немного нескладного и странноватого – жестоко шутят как придворные, так и ее собственные люди и принцесса всегда вступались на его защиту. Не любила, когда ее будущего мужа хоть как-то унижали и только за это заработала себе как врагов, так и доброжелателей.
Покидать Антарес не хотелось. За прошедший год он стал для девушки домом, по крайней мере здесь не было брата, который чуть что мог наградить звонкой пощечиной вместо ласкового слова. Который мог сделать ещё много страшных, ужасных вещей от которых принцесса так стремилась избавиться и с течением лет понимала, что только замужество и способно будет её по-настоящему спасти от тирании короля.
Они ехали почти весь день. Пойнтер – самый взрослый из делегированных с нею советников, каждый час, примерно, интересовался не устали ли Ваше Высочество, не хочется ли ей есть или пить. Но она не горела желанием беседовать, чем дальше они отдалялись от Антареса, тем явственнее представлялось ей разгневанные лицо брата, который снова заставляет её плакать. Пойнтер видимо, заметил это и держался поблизости, рассказывая принцессе о чудесах охоты, которые он повидал за свою длинную жизнь: о найденном оленёнке, о собаках что пропали на болотах, а затем вернулись невредимые, о чудесных ягодах Кальви, которые нигде теперь не встретишь – а ведь они, если до них дотронуться, становятся невидимыми… И вот уже она смеётся, забыв обо всем на свете.
Хорошо, когда у тебя есть такой друг.
– Останавливаемся, - скомандовал герцог, когда начало смеркаться. Они как раз подошли к одному из источников силы на тракте, чтобы разбить лагерь и быть в недосягаемости для чудовищ. – Принцесса должна отдохнуть. Дежурим по двое…
Он ещё некоторое время раздавал указания, прежде чем Айла вернула свое внимание кобыле, на которой ехала. Яске выглядела уставшей и вскидывала голову, будто ей что-то мешало. Какой-то бездумный порыв заботы о живом существе заставил принцессу отвязать поводья и сесть верхом. Вероятно, она думала что лошадь таким образом успокоится, но стоило ей пройтись десять шагов, как словно бесы хлестнули Яске по спине горящей плетью и та понесла в неизвестном направлении. Вдали были слышны возгласы и ржание лошадей, которые, судя по всему отказывались преследовать беглянку.
– Стой! – Вопила принцесса, пытаясь тянуть на себя поводья – все было тщетно, лошадь, казалось, только прибавила скорости. – Яске стой! Что с тобой?!
Глупо было задавать такой вопрос коню, но Айла впала в ужасную панику. Она почувствовала как по лицу больно хлестнула ветка плакучей ивы. Эта боль на секунду ослепила и заставила прижаться плотнее к шее лошади. Когда она открыла глаза, то готова была поклясться всеми богами, что видела ещё одну лошадь. Черную как смоль, красивую… и на этом все. Снова Яске несла, но уже по поляне, где меньше чем через пару минут их настиг тот самый вороной жеребец, а его наездник, перебравшись к ней, остановил Яске каким-то невообразимым и невидимым способом укрощения лошадей.
Глаза у его коня были черные, как и сам он, и при близком рассмотрении не вселял абсолютно никаких ощущений связанных с безопасностью. Скорее со смертью или чудовищами, которые заполняли сумеречные мёртвые земли.
Айла, после недолгих раздумий, тоже спешилась, соскальзывая вниз к протянутым рукам мужчины. Он что-то спрашивал, но идеальная «дрессура» не давала даже высказать слова благодарности этому человеку за то, что помог. Отец всегда говорил ей, чтобы не разговаривала с незнакомцами и не называла своего имени, пока ей не назовут имени собеседника. Так что все, что ей оставалось это смотреть прямо в лицо своему спасителю огромными от пережитого страха глазами.

+3

4

[indent] Когда тонкая талия девушки оказалась в моих ладонях, я должен был сказать ей, что я – не рыцарь. Не знаю, поняла она это по моему внешнему виду или нет, но я должен был сказать именно эту фразу. Иначе как бы она догадалась, что со мной можно переспать и ничего ей за это не будет? Но я молчал и бессовестно разглядывал её всю: губы, казалось бы обычные, но так лаконично вписывающиеся на фоне общих черт лица, острый подбородок и ключицы… боже, ключицы! Такие острые, что я сразу захотел потрогать их, снять с неё всё, что мешало и проверить, а так ли она хороша дальше, там, где никто не видит? Да нет, я уверен, хороша. Красивая девочка, совсем ещё маленькая, не чета мне – седьмой десяток разменявшему на своей дороге скитальца.
[indent] Она смотрела на меня огромными, полными ужаса глазами и я почему-то растерялся. Ниразу я не был один на один с испуганной девушкой. С убитой – был, с умирающей – был, с вожделеющей – тоже был! А с испуганной – не был. Растерянно почесал я репу, ту, которую привык называть головой, но лишь в случае, когда внутри происходит худо-бедно мыслительный процесс, а не пугающий гул абсолютной пустоты. Да нет, даже вакуума. В нём вообще ничего нет, даже звуков. Вот мой мозг сейчас превратился в вакуумный пузырь. Полный сочнейшего «ничего».
[indent] – Ты в порядке? – Не смотря на некоторую заторможенность я обратился к девушке снова и непроизвольно, рывком прижал к себе за талию. Ну ловелас я, что тут сделаешь? Инстинкты уже даже пропить пытался – не получилось.
[indent] Почти сразу я ее отпустил. Ее лошадь встала на дыбы, затем попыталась лягнуть нас задними своими копытами пока брыкалась, но я ловчее, поэтому оттолкнул только что спасенную в сторону девушку и оказался рядом с головой лошади. Рисую пальцами Аксий, и он словно теплая волна касается лошади, проникая внутрь, внушая ей спокойствие. Взгляд кобылы проясняется, она мирно топчется на месте, жмется к моему рысаку, а потом умиротворенно начинает пощипывать травку под ногами.
[indent] – Чем же ты так её обидела? – Интересуюсь я, возвращая свое внимание девушке, которую уже успел и спасти, и извалять в грязи, когда отталкивал. Лошадь не могла просто так понестись в неизвестность, особенно, если видимых причин для этого не наблюдалось. – И всё-таки, хотел бы я узнать твоё имя, красавица… моя. Как тебя зовут?
[indent] Улыбаюсь ей самой своей обворожительной улыбкой и как только незнакомка встаёт на ноги, хватаю за талию одной рукой, вновь прижимая к себе. Ей не сбежать от меня, а я решил поиграть с ней. Совсем немного, совсем чуть-чуть… разве это считается? Уверен, ей понравится, как нравилось сотням женщин до этого. Они вообще любят чувствовать себя, как добыча в руках охотника и я всегда даю им эту возможность.
[indent] Улавливаю неподалеку низкое, утробное рычание и все мысли возвращаются от приятной встречи к человеку по имени Хансен. Становится грустно – этот ублюдок либо оборотень, либо мёртвый. А за мертвого Хансена вряд-ли хорошо заплатят. Так что лучше, чтобы это был чертов оборотень. Пока думаю об этом, девушка в моих руках начинает вырываться и я думаю, что настало время применить Аксий и к ней в том числе.
[indent] – Ты вообще говорящая? – Усмехаюсь я, наблюдая за попытками вырваться. – Да брось, ничего я тебе не сделаю. Иначе просто не стал бы спасать. Я, знаешь ли, не любитель трахать труп.

+1

5

С того момента, как Айла покинула родное королевство, всё пошло не так. Не так, как ей хотелось бы чтобы складывалась ее жизнь, и не так как хотелось бы ей складывалась судьба ее народа. Она только и думала, что о возвращении к брату, который точно не станет сдерживать свое негодование в отношении расторгнутой помолвки и обязательно отчитает ее за то, что она не испробовала все варианты соблазнения правителя Антареса. Он наверняка думает, что девушке следовало бы соблазнить Ричарда и тогда бы он, разумеется, женился на ней. Теперь же их стране нанесено смертельное оскорбление и все, что она может, это оставаться целой по крайней мере до прибытия домой.
Что она сделала с лошадью? Она и сама не знала, что именно. Ударила ее своей хрупкой ножкой чересчур сильно? Случайно дернула за шелковую гриву, когда тянулась к голове лошади чтобы погладить? Почему Яске, словно обезумевшая понесла ее прочь от еще даже не до конца разбитого лагеря. Да еще и в глубину леса, прочь от безопасности, идущей от Источника Силы эльфов. Ей просто повезло, что по пути лошади встретился этот неизвестный, судя по всему – ведьмак. Он спас принцессе жизнь, но не смотря на ужасный испуг девушка понимала, что нельзя открывать свой титул первому встречному. В Саргасе едва ли не каждый второй жаждет укрепить свое положение в обществе, но даже не это самое страшное. Айла не знала ничего о народе Антареса. Те немногие люди, которых она встречала на своем пути казались безнадежно запуганными, они могли из злости или беспомощности сделать с принцессой вражеского рода что угодно.
Полными ужаса глазами Айла смотрела на мужчину, помогавшему ей спешиться с лошади и так бесцеремонно прижавшего ее к себе. Ее волосы были растрепаны и путались. Конечно, она вовсе не была похожа на принцессу, которая по каким-то неизвестным никому причинам отбилась от своих верных телохранителей. Максимум – на высокородную даму, да и то, с большой натяжкой. Обычно леди сидят в седле, свешивая обе ноги на одну сторону, но не Айла – она сидела в седле как лихой наездник.
— Я в порядке, благодарю Вас, мастер ведьмак. — Безукоризненно вежливо отреагировала принцесса, единственным толчком в грудь отталкивая мужчину. Дальше принцесса уже оказывается лежащей на земле, ведь Яске вновь взбрыкнула, и ведьмак оттолкнул Айлу за мгновение до того, как кобылица сломала бы девушке хребет. Теперь лицо Айлы было в пыли и она, фыркая, поднималась на ноги и отряхивалась. — К сожалению, мне нечего Вам ответить, мастер ведьмак. Я лишь хотела…
Но ее тихие слова обрываются, когда ведьмак вновь хватает ее за талию, чем снова пугает Айлу и та начинает вырываться. Но не тут-то было. Он держит ее крепко, как если бы держал человек, желавший расправиться с жертвой. Ничего более, а тем более расположения к себе у принцессы в душе этот варварский жест не вызывал. Она уже была готова закричать и дать этому… «благородному» рыцарю пощечину, как он вдруг вопрошает, а не немая она, случаем? То есть то, что она говорила ему до этого, оказалось, не было услышано. Или ведьмак сделал вид, что не слышал, чтобы произнести свою хамоватую фразочку о надругательстве над трупом.
Лицо Айлы обрело физиономию крайнего отвращения в принципе после упоминания о сексе, не говоря уже о сексе посреди мрачного, Мертвого леса с незнакомым ей ведьмаком. Но… это был, пожалуй, первый звоночек, который должен был заставить девушку задуматься о том, что не стоило бы дальше продолжать это знакомство. Следовало брать Яске и мчать что есть мочи в ту сторону, откуда она появилась: наверняка Пойнтер уже ищет ее.
— Моё имя – леди Айла, — девушка внезапно, пожалуй, даже для самой себя, схватила ведьмака за подбородок и заставила смотреть ей прямо в глаза. — А как могу величать Вас, уважаемый любитель извращений с мертвыми телами? Я сказала, что благодарна за помощь, мастер ведьмак, и очень хотела бы пояснить, что мне неизвестны причины поведения моей лошади. Но! Я хотела бы попросить Вас сопроводить меня к нашему лагерю. Вы ведь мне поможете?
Айла могла бы отправиться в путь одна. Но глухое рычание из чащи леса, раздающееся позади лошади ведьмака, а также волчий вой, заставили принцессу придержать свою гордость и по крайней мере попытаться довериться этому… человеку. В конце концов он спас ее, не мог же он ее и забрать? Зачем тогда все это?   

+1

6

[indent] Я насторожился - рычание, доносившееся до моего слуха, а точнее его источник, был расположен аккурат перед нами. Видимо Хансен сам пришел каяться в своих грехах, услышав как голосит леди Айла в надежде остановить своего скакуна голосом. Стараюсь сосредоточиться и ведьмачье чутье показывает мне следы когтей на земле, которые надежно скрыты густым лапником. Если это оборотень, то он наверняка прошел этой тропой. Звериной тропой.
[indent] Рычание становится все ближе к нам и я прижимаю к себе девушку одной рукой, другой доставая серебряный меч. Его лезвие, пропитанное маслом против проклятых поблескивает в свете закатного солнца, едва пробивающегося сквозь плотные кроны деревьев. Ночная прохлада в виде тумана начинала опускаться на Саргас и это, надо сказать, уже всерьез заставило беспокоиться. Одно дело - отбиваться от волколака в одиночку, совсем другое - биться еще и с туманниками, которые в этом месте во время тумана вырастают словно грибы после дождя.
[indent] — Тише, — говорю я тихо, на ушко девушке, чтобы она перестала паниковать и вырываться из моих рук. Будет проще, если я смогу контролировать наше перемещение хотя бы в первую минуту после начала схватки, иначе не факт, что смогу ее защитить. — Не бойся. Ты должна делать все, что я тебе скажу. Иначе мы не выживем сегодня. Поняла?
[indent] Айла в моих руках замерла. Приятно осознавать, что она повиновалась, хотя я и чувствовал, что девушка что-то скрывает из особенностей своего происхождения. Я, конечно, редко встречал высокородных дам, поскольку жили они по обыкновению своему в отдалении от пекла огненного горнила, в котором всю сознательную жизнь протусовался я. Она была одета хоть и довольно скромно, но все-таки я ощущал пальцами качество материала ее платья, словно она только что спустилась с трона и лишь по воле судьбы оказалась так далеко от безопасности и тепла, со мной, среди густого леса да еще и перед лицом опасности. “Лицо”, к слову, только что показалось из кустов. Чувствую, как Айла при виде окровавленной морды волколака дергается, но не спешу ее отпускать. Еще немного - пусть подойдет ближе, и вновь я обращаюсь к ней, шепча:
[indent] — Когда я скажу, ты побежишь и со всей мочи ударишь моего коня ножнами, — плавно, чтобы не спровоцировать преждевременное нападение волколака, передаю Айле ножны. — Лошади должны убежать, только так мы сможем их сберечь. А ты… Ни в коем случае не заходи за деревья, поняла? Стой так, чтобы я тебя видел. Придется побегать, миледи.
[indent] Не могу удержаться. Помимо платья и фигуры, которая вызвала у меня бешеный восторг при первом же взгляде на девушку, я ощутил, как от нее приятно пахнет. Вот этот момент, именно запах всегда выдавал высокородных особ. Под них специально изготавливались ароматы из эфирного масла. Так что я касаюсь ее виска губами, а сам безотрывно слежу за тварью перед нами. Хансен наступает медленно, но уверенно. И когда до его морды меня отделяет всего лишь две длины моего меча, я чуть подталкиваю Айлу в сторону не привязанных лошадей и командую:
[indent] — Беги!
[indent] Приятно осознавать, что мне попалась вовсе не умалишенная истеричка. Я уже лишь краем взгляда улавливал ее движения, а потом и вовсе перестал, ведь вступил в схватку с оборотнем в самой середине так удачно занятой нами поляны. Оборотнем Хансен был крупным, бешеным и сильным. Он замахивался своими огромными, когтистыми лапами так часто, что я только и успевал, что парировать. Всем сердцем ненавижу этих ликантропов, мать их. Почему именно они частенько в последнее время попадаются мне на моей ведьмачьей тропке?
[indent] Хансен издает безумный вой. Плохо дело - думается мне, на этот призыв сбежится множество различных тварей, кроме ликантропов и более ужасных по своему образу и умениям. Боюсь, я не смогу победить и половину из них вот так, сражаясь всего одним взглядом, а другим контролируя Айлу.

+1

7

Принцесса напряглась, когда почувствовала крепкую хватку ведьмака. Он прижал ее к себе и не давал вырваться, пока сам того не пожелает: Айла вдруг осознала, что с той лёгкостью, с какой он сейчас спасал ее жизнь, с той же мог и отнять ее. Но лишь появившаяся из зарослей окровавленная морда оборотня, с длинными острыми зубами, обнажившимися в хищном оскале, напугали девушку по-настоящему. Принцесса замерла в ожидании. Когда волколак оказался в опасной близости, ведьмак подтолкнул ее в сторону лошадей, чтобы та, как думал охотник на нечисть, отпустила лошадей и отвлекла этим внимание оборотня. Но Айла споткнулась об какой-то выступающий из под земли корень и упала. Инстинктивно выставленные вперед руки спасли принцессу от того, чтобы она полностью окунулась в грязь, но… Появилась небольшая проблема.
Айла поднялась на ноги, выпрямилась, отряхивая с ладоней грязь. Тут же стало понятно, что одну из ладошек принцесса разрезала или проткнула - не важно, зато Хансен в мгновение ока учуял этот запах и ведьмак стал ему неинтересен. Волколак словно в один большой прыжок отпрыгнул от него подальше и пошел в круг поляны, “загоняя” Айлу в ловушку. Лошади убежали сами, стоило только Хансену приблизиться к ним.
— Ведьмак!?
В голосе принцессы звучали страх и отчаянье разом. Она даже не представляла себе, как нужно сейчас себя вести. Замереть на месте или бежать, что было сил? Поэтому просто стояла, зажимая кровоточащую ранку на руке другой рукой. Она наблюдала за тем, как волколак то подбирается, то отступает, и, когда тот наткнулся на превратившийся в труху многолетний пень, из которого наружу рванули рыжие муравьи, неистово кусая Хансена, Айла повернулась и бросилась бежать к ведьмаку. Сердце у нее бешено стучало и больше ни о чем кроме того, чтобы оказаться скорее рядом с ним, она не думала. Было абсолютно безразлично, как его имя, откуда он и все остальное, о чем она спрашивала до сего мига. Хансен был за ее спиной, она чувствовала и слышала, как он взвыл и с треском ломающихся под его лапами сучьев бросился вдогонку за своей добычей.
Если волколак сейчас ранит или, не дайте боги, убьет ее, головы не сносить всем тем людям, которым было велено охранять ее. Не сберегли, не смогли догнать, найти. А потом уже будет поздно зажигать на краю мира костры отмщения. Принцесса не хотела смотреть на это с небес, она еще хотела жить, насладиться долгожданной свободой от Анареса, сговоров, интриг и угроз Уилларда. Кто бы мог подумать, что став по-настоящему свободной она попадет в лапы волколака в дремучем лесу в дали от своего дома.
— Ведьмак!
Айла выкрикнула это уже тогда, когда почувствовала себя в безопасности. Мужчина заслонил ее своей широкой спиной и серебром блестящего меча, обнаженного и направленного острием на оборотня. Девушка, пятясь назад, вновь спотыкается и снова падает. Тихий всхлип - паника, и она вновь поднимается. В том были свои плюсы - кровотечение уже остановилось, а остатки этой крови девушка смаза об опавшие листья, когда падала. Теперь Хансен чувствовал запах ее раны через всю поляну, но по крайней мере не пытался обойти их по кругу.
Ведьмак “танцевал” с мечом так, чтобы волколак никак не смог подойти к принцессе, но девушка была все еще очень сильно напугана. Она дрожала всем телом и дергалась, боясь, что ведьмак пропустит удар и вервольф рванет к ней, разрывая на кусочки. Впервые Айла видела столь спокойного… человека, если можно было его так назвать. Кем бы он ни был, как бы долго он не занимался своим делом, но впечатление создавал нужное. Вид его боя внушал некую уверенность в том, что им удастся выжить сегодня.

+1

8

— Ведьмак! — Орёт девочка, но я не оборачиваюсь. До острого обаняния ликантропа и моего доносится четкий, но слабый запах голубой крови, пролитой на корни деревьев, об которые бедняжка спотыкнулась и упала.
Я сосредоточен на оборотне. Хансен огромен и зловеще скалит зубами, забыв обо мне, как о своем противнике. Бросаюсь на него, прерывая смертельный танец с мечом наперевес. Даю шанс девочке подняться, проводя одну атаку за другой - Аксий, бомба, всполох. Леди-хуеди в своем явно дорогом платье куда как более неповоротлива, чем я раньше думал, глядя на всех этих напыщенных особ. Но я лишь краем глаза наблюдаю за передвижениями девушки, чтобы точно знать, что она уже в безопасности. Когда Айла оказывается за моей спиной и я снова слышу ее вопль, который неизвестно что призван уточнить имеючи формулировку очередного глупого восклицания "ведьмак!".
— Да ведьмак я, ведьмак! — Отвечаю, а после меня начинает кружить в бою Хансен. Перекат, уворот. Он пытается добраться до девушки за моей спиной, а я стойко парирую, не забывая контр атаковать. Удар меча плошмя, затем вкладываю всю свою ярость в этот удар и рублю между глаз, по голове. Хансен отпрыгивает, но я успеваю вонзить меч в его мохнатое плечо и, ощутив зацеп за волчью плоть, делаю ещё один сруб вниз, затем Аксий. Оборотень отшатывается, раненый и сбитый с толку. Он отступает на несколько шагов а я делаю последний удар мечом. Завершающий.
Кровь оборотня орошает поляну… трава окрашивается в богровый, частично попадая на мой кожаный нагрудник и правую сторону лица. Когда-нибудь я избавлюсь от привычки подставлять "щеку" под град противной, теплой и вонючей железом крови. Но не сегодня.
Хансен смотрит на меня безжизненными, тускнеющими глазами, после чего падает навзничь, утыкаясь мордой в траву. На ходу он обретает очертания человека и я слышу очередной вопль за спиной, адресованный явно Богу Ужаса. Айла не привыкла видеть трансформации убитых оборотней обратно в человека, за что я ее, разумеется не винил. Однако услышав девушку, закатил глаза и пробормотал. Впрочем, она меня точно услышала:
— Очередное "ведьмак-ведьмак"? Не стесняйся, я только размялся, самое время стянуть на нашу поляну тварей всех мастей. — Пронзаю голову Хансена серебряным мечом, чтобы эта сука уж точно уже не очнулась, пока я стою к нему спиной. — Правда тогда в нашем плане будет небольшая поправка. Трахать будут нас, а не наоборот.
Вытираю рукавом кровь со щеки и нахально ухмыляюсь девушке. Она так хороша собой, что грех не насладиться ее обществом сейчас, когда никто не видит и не слышит. Тем более, что она уже несколько раз падала на землю и могла по достоинству оценить мягкость мха под нашими ногами. Самое то для создания уютного гнёздышка и небольшого, но увлекательного приключения в виде занятия любовью. Наверняка у нее такого опыта ещё не было - не то, чтобы меня пугали девственницы. Я ж каждый день тварей убиваю, девственность - самое нестрашное из нестрашных вещей.
Протягиваю даме руку и даже чуть склоняю перед ней голову. Но лишь совсем чуть, чтобы показать, что я тоже умею быть учтивым и ласковым, когда мне это нужно. Для нее я вообще готов быть кем угодно, хоть тявкать по-собачьи. Красивая… Не могу удержаться, свободной рукой касаюсь шелка волнистых волос и даже позволяю себе потянуть один из локонов, зажав его меж пальцами, а другой обнимаю девушку за талию.
— Испугалась? — Я улыбаюсь ей одной своих самых популярных среди женщин улыбок, жёлтые глаза мерцают огоньком страсти. Ей стоит лишь малейшим жестом разрешить действовать, и я, видят Боги, вознесу эту девушку на вершину наслаждения.
Впрочем, глядя в лицо этой девушки я понимал, что скорее всего сейчас меня будут посылать нахер с моим намеком провести вместе страстную ночь, и только после этого вернуться в стан друзей. Или врагов. Какая была разница? Я лишь хотел понять, кто она такая. Ощущение, что лицо было мне знакомо не покидало, хотя я и не мог никак вспомнить, где конкретно я видел эти красивые, добрые глаза. За время моих странствий, когда одно лицо сменяло другое, немудрено было забыть даже собственных приятелей. Но она… Шелковые волосы, никак не простолюдинка, нежная, чистая кожа, богатые одежды - вся она была словно из золота, хотя золота не было. Голову украшал венец с сапфирами и я смутно догадывался, что цвет камня был выбран ею не случайно. Но это могла быть любая герцогиня из Ригеля или Антареса, не то, чтобы я запоминал всех этих толстосумов по имени.
— Кто же ты такая?

+1

9

Принцесса так растерялась, когда почувствовала чужие руки на своей талии, что буквально оцепенела и превратилась в каменное изваяние. Никаких эмоций, кроме страха. Её никогда и никто не учил противостоять такому напору со стороны мужчины, тем более, что и ситуации, которая хоть как-нибудь подпадала под подобное трудно было представить даже в самых смелых фантазиях. А Айла была богата в том числе и на воображение. В особенности в последние годы. Так что леди из дома Де Монфор просто смотрит в глаза ведьмаку так, словно впервые видит перед собой около-человеческое лицо и не может понять, что же так её пугает: ни то глаза со зрачками, как у кошки, ни то его рука, ни то сила, которую ведьмак вкладывает в это прикосновение, стараясь удержать девушку подле себя. Он прижимает её к своим бёдрам так сильно, что Айла чувствует его пальцы, кажется, что они сейчас оставят синяки. И только когда чувствительность к спине вернулась - Айла буквально терпеть не может, когда кто-либо касается её спины (к слову, это чувство стало посещать её совсем недавно…), - девушка сильно и резко ударила Эйнара в грудь, единым порывом облаченным в движение отталкивая от себя мужчину.
— Ведьмак, вы…! Вы…! — Айла заливается краской. Так её ещё никогда и никто не обнимал, пусть она и считала подобный жест дерзостью и пошлостью. Почему-то он вызвал такую бурю эмоций и сердце стучало, как сумасшедшее. — Вы не можете так себя вести! Я - леди!
Сама Айла не понимала, кого она пытается убедить, себя или окружающих в лице ведьмака. Если речь шла о нём, то скорее всего миссия была заведомо обречена на провал. Вряд-ли ведьмака интересовало хотя бы сколько-нибудь состояние Айлы. Впрочем, сейчас она раздумывала ещё и над тем, как бы ответить на вопрос, который он ей задал, и не попасть в ещё большие неприятности.
Отбившись, Айла постаралась выглядеть как можно более презентабельно. Учитывая обстоятельства и то, что она была одета в пусть и дорогое, но видавшее виды платье. Хоть принцесса и не любила роскошь настолько, чтобы её, будто сияющий бриллиант было видно за несколько тысяч километров, однако, могла признать, что сейчас находилась в довольно странном положении. Подвешенном. Либо она говорит ведьмаку, что она - принцесса Ригеля, и дальше по закону жанра он либо проявляет благородство, либо воспользуется её беспомощностью, как и обещает. Также существует вероятность, в которой ведьмак так и не узнает о происхождении леди, стоящей перед ним, и довольствуется лишь собирательным "знатная дама", что тоже ведёт к вышеуказанному. Впрочем, с куда большей вероятностью второго, чем первого, ведь мало кому хочется лишиться головы на плахе. Порой казалось, что только слепой и глухой, бродячий повеса лишенный рассудка не знал принцессу Ригеля и не боялся Валакара Теймена, который сулил вполне реальной прогулкой к плахе, едва его подопечная поломает свой тонкий пальчик. Не говоря уже о чем-то более серьёзном.
После некоторого раздумья Айла всё-таки решается сказать правду ведьмаку. В конце концов, он спас ей жизнь и, судя по медальону относится к той школе, которая предпочитает выполнять и королевские заказы в том числе. Почему бы не заиметь себе поддержку при дворе? Так, думалось Айле, должен поступить любой уважающий себя ведьмак.
— Леди Айла II де Монфор, принцесса Ригеля. Возвращаюсь домой из путешествия в Антарес ради замужества с королём Ричардом V. Увы, неудачного. — Айла тонкими пальцами взялась за края юбки своего дорожного платья и плаща, приподнимая их и делая лёгкий поклон. Кто бы мог подумать, что она сделает нечто подобное. Будь рядом с ней Валакар, он непременно удивился бы. И не узнал свою подопечную. — Благодарю за спасение, мастер ведьмак. Вы получите за это щедрую награду, не сомневайтесь.
Айла выпрямилась и мягко улыбнулась. Так, как улыбалась всегда. Она надеялась, что такое поведение может расположить к себе и этого грубого и невоспитанного ведьмака, который, кажется, мнил себя чрезвычайно интересным и желанным всеми вокруг. Это задавило девушку. Он был похож на одного её знакомого, разве что, тот был более спокойным и никогда не позволял себе ничего подобного ни в словах, ни в мыслях. Никаких вольностей.

+1

10

[indent] Я глядел на девушку так, словно она… не в уме. Не в своем, но уж точно не в уме в привычном для нас всех понимании - чего она кричит? Обнять что ли нельзя? Тоже мне, недотрога. Я тоже перенервничал, хочу любви и ласки, а не отталкивания от себя. Я ж не наклонил её, в конце концов, задирая юбки. А всего-навсего поинтересовался вкрадчиво, кем она является. Чего сразу нервничать?
[indent] — Вы - леди, — немедленно парирую я, видя смущение девушки и также ехидно улыбаясь. Мне все понятно. Передо мной типовая девственница! И надо же было посреди темного леса встретить именно девственницу, после всего пережитого с ней даже не развлечься как следует! Еще и такая колючая, как маленький ёжик. — А я - ведьмак, но мы, кажется, это выяснили на предыдущем этапе нашего знакомства, или мне память изменяет? Как раз перед тем, как на нас напал… Хэнсен.
[indent] Я вдруг вспомнил, что меня посылали за этой тварью, живущей в лесу и утаскивающей девок. Окинул труп оборотня беглым взглядом - в принципе, я его понимаю. Возвратил свое внимание лэди в моих объятьях и вновь ехидно улыбнулся. Что же, такую я тоже не прочь был бы утащить куда угодно. Помимо милого личика и точеной фигурки у этой красавицы был еще и весьма острый язычок, так что я бы с удовольствием с нею поспорил. И победил, разумеется, а после - наказал за то, что мужику перечит. Нынче так принято - бабу колотить, чтобы слушалась, работала и в глаза не лезла. Но я бы наказывал иным способом… Ей точно понравилось бы. Уверен. Поставил бы все свои злотые на кон!
[indent] Внезапно маленькая птичка отбивается и старается привести в порядок смятое в моих крепких руках платье. Что же, это даже приятно и весьма распаляет охотничью натуру. Ведь, как известно, самые “вкусные” трофеи, это те, что были добыты в битве. Так что я, под стройное “я - леди Айла...” бла-бла-бла уже развязываю плащ и снимаю через голову ножны с мечами в них, бросая их на белый мох под ногами. Чем не постель, в конце концов? А чтобы иголки сосновые попу не кололи - плащ подстелю. Но когда вышеупомянутая бла-бла леди называет себя принцессой из дома де Монфор, меня словно ошпаривает кипятком. Я смотрю на нее, застыв в нелепой позе снимания нательной рубахи, под которой, соответственно, ничего уже не было. Хоть штаны оставил и слава богам! Ибо трахать царскую дочь это, конечно, приятно, кто же спорит, но вот остаться без рук, ног и причиндалов мне не улыбалось. Тем более, что только полный идиот не знал, что над этой девушкой реет знамя самого богатого человека Ригеля. И даже когда его нет рядом с ней, он все равно есть рядом с ней. Такое уж противное свойство, знаете ли, иметь уши и глаза абсолютно везде, где бы он не оставлял свою подопечную. А заодно и нареченную. Уж какие только слухи не ходили вокруг этой парочки, пожалуй, потому и выдать принцессу за короля Антареса у высшей знати орлиной крови не вышло.
[indent] — Так ты… это, герцогская невеста что ли? — Тупо спросил я, всё еще оставаясь в позе с руками на завязках нижней рубахи. Потом до меня дошло, что она обещает мне щедрую награду за спасение и, в принципе комичность происходящего. Громкий хохот был ответом на слова принцессы о щедрой награде за спасение, тем более, что не спасал её целенаправленно. За Хэнсена мне должны были заплатить совсем другие люди, но я нацелился на более выгодную позицию. Вместо того, чтобы стать чертовым обрубком после одной ночи со знатной дамой, я выбрал для себя путь друга этой девочки. Почему нет? Через неё я мог добраться до абсолютно любых заказов, включая королевские и даже самые абсурдные. Не смотря на то, что я - странник по натуре и поведению, ничто не мешает мне лично сопроводить девушку ко двору Ригельского короля, который, как я слышал, и если правильно слышал, был её братом. Чтобы с ней по пути домой уж точно не случилось ничего вроде Хэнсена.
[indent] — Я охотился за оборотнем, потому награды за твое спасение получил в качестве бонуса в виде твоих объятий. Больше ничего не просил и просить не буду, — по моему тону голоса, в момент ставшему серьезным, принцесса могла бы подумать, что ее слова задели меня. И она была бы круглой дурой, если бы так подумала. — Не только ваши там знатные петухи могут выручать дам из беды.
[indent] Я быстро оделся обратно, надел плащ и мечи следом. Свистом подозвал Горана, который, словно завороженную вел рядом с собой кобылу принцессы.
[indent] — Среди ведьмаков у тебя теперь есть друг, девочка.
[indent] Помни это и не забывай...

0


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [12.03.1121] lost princess


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно