SARGAS

Объявление

Луговые цветы покачиваются от ветерка, который создаётся во время бега маленьких ног, срывая лепестки и заставляя шмелей недовольно жужжать вслед убегающему. Сорванные лепестки, кружась в вихре, поднятом так небрежно, залетают в серебристые, словно паутинка, волосы, прячась между локонов.
25/11 Конкурс с поиском кристаллов!

06/12 Упрощенный приём для всех жителей Антареса!

08/12 Седьмой выпуск новостей!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [03.1121] How far I would not go


[03.1121] How far I would not go

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

How far I would not go
https://i.pinimg.com/originals/79/ae/cf/79aecf93efab6450f20a8ddc8a46ac69.gif
03.1121, несколько дней подряд после полнолуния, граница между королевствами.

Dragomir || Vlad

I cannot stop this sickness taking over
It takes control and drags me into nowhere
I need you help I can't fight this forever.
I know you're watching,
I can feel you out there

+3

2

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/312136.gif

OST The Witcher 3
Marcin Przybyłowicz
Whatsoever A Man Soweth...

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/42449.gif

- О, паутинник... - шепнул себе под нос мужчина, что замыкал солдатский строй, опускаясь на корточки. Меж корней дерева, едва заметные в сумеречном тумане, как будто того было мало, с тонкой вуалью паутины, прятались коричневые грибы на тонкой ножке. Похожие на поганки, впрочем, эти грибы имели свои полезные свойства... о которых ему, как простому, в прошлом, крестьянину, не дано было знать. Однако, ведьмак, что его спас и выходил, здорово поднатаскал Драгомира в этом. Так что мужчина сорвал штук пять или шесть, стряхивая с них росу и паутину.
Серая листва под тяжёлыми армейскими сапогами заговорчески зашуршала, привлекая внимание остальных.
- К-командир? - неуверенно и робко, едва слышно, вместе с паром, сорвалось с губ солдата, что шёл впереди Драгомира. Тот был явно встревожен. Всё его тело находилось в напряжении, а руки, до побеления костяшек, яростно сжимали тяжёлое копьё. Он дёргался и вертел головой на каждый шорох. Что ж, его нельзя было осуждать, ведь в этих краях и днём то было опасно бродить, а уж ночью - так вообще смертельно. И пускай его отряд доверял ему и был предан, они всё же не понимали, от чего командир так тянет с остановкой и разбитием лагеря. Закат отгорел буквально минут пятнадцать тому назад и самые страшные твари уже должны были проснуться в своих норах и повыползать на охоту...
- Хм? А, всё в порядке...стоп, тихо... - Драгомир хотел успокоить солдата, скинув грибы в небольшой мешочек, привязанный к собственному поясу. Да вот услышал чьи-то шаги. Чуть привстав, но всё ещё в положении полуприсяди, Драгомир потянулся было к мечу за своей спиной, как признал в приближающимся одного из своих разведчиков. Тут же с облегчением выдохнув, он выпрямился и кивнул ему.
- Докладывай, - коротко и сухо, потребовал он, чуть хмурясь. По лицу солдата уже было видно, что ничего хорошего ему услышать не придётся. Впрочем, это не в новинку было для него. Не в этих краях ждать удачи...
- Есть, сэр! Впереди всё чисто. Но через пролесок, кажется, есть деревня, однако, ни псов не лает там, ни света не горит, да дым стелется такой, словно горело что-то... - Драгомир поднял ладонь, призывая солдата к тишине. Он потёр задумчиво отросшую на подбородке щетину, задумавшись. Прошла минута или около того, его отряд ждал в напряжении, оглядываясь и прислушиваясь.
- Хорошо. Я понял. Разобьём лагерь здесь... ты и ты - сложите всё ценное под вон тем камнем. Вы - наберите хвороста и разожгите костёр. Вы - ставьте палатки, а вы двое - наберите воды питьевой, да побольше! Никому не ходить по одному, ходим спина к спине... за дело! - скомандовал он. Работа закипела.

Через час всё было сделано. Его бравые ребята даже умудрились наточить несколько копий и поставить за палатками - на всякий случай. Конницы тут, конечно, ожидать не приходится, однако, если тварь какая к ним рискнёт наведаться - придётся идти там, где напасть будет уже не так удобно. Там, где стоял караул. Да, небольшая часть его отряда стояла в дозоре, в то время как остальные улеглись отдыхать. Заснули быстро и крепко, несмотря на все неудобства и жуткий холод. Ещё несколько человек Драгомир отправил к той самой деревне, узнать конкретнее, что там случилось. Конечно, спать в деревне им пришлось бы больше по вкусу. На сене и тряпье всё ж удобнее, нежели на голых камнях и кореньях. Но Драгомир решил, что тут будет безопаснее, а верные товарищи не смели ему в том перечить. Они доверяли интуиции своего командира, ведь та не раз их выручала. Даже если всем им пришлось променять тёплую мягкую постель на жёсткие холодные отсыпания на голой земле.
Он не знал, когда точно его разведчики вернуться и с какими вестями. Быть может, они нагрянут обратно лишь под утро, но... то ли от мыслей тяжёлых, то ли от самого этого волнительного ожидания, но ему не удалось поспать. Он ворочался, ёрзал и, в итоге, не проспав и часа, просто сел к костру. Тут было тепло, на тряпице близ костра, сушился паутинник, чёрные ягоды и какие-то корешки. В котле над костром что-то булькало, ароматно пахнув. Сам же Драгомир сидел на небольшом в высоту, но в ширь полене, затачивая свой топор. Размашисто он, с характерным свистящим звуком, проводил чёрным точильным камнем по лезвию. Шершавые пальцы хоть и огрубели, за многие годы тяжёлого труда и не менее тяжёлых боёв, однако, всё ещё чувствовали выкованный узор у рукояти орудия. Помнится, начинал он с топора обыкновенного, местами ржавого, но тяжёлого. Таким только дрова рубить, а никак не головы с плеч. Но позднее ему попался этот топор. Он не купил его у кузнеца, нет, но снял с трупа. Да, мародёрство, но мёртвому тот не пригодился бы уже, а вот ему он уже сослужил хорошую службу, не раз спасая жизнь Дракомиру. У воина может не быть рубахи, он может быть не брит месяцами и пахнуть, что зловонный трупоед, однако, оружие его всегда должно быть в лучшей форме!
Вдруг... хруст! Трава в округе прокрылась инеем от холода, так что каждый шаг был слышен издалека. Драгомир снова весь напрягся, словно варг, готовившийся к прыжку. Нахмурил смольные брови и покрепче ухватился за топор. Он слышал шаги, кто-то стремительно приближался. Но то были не звуки ровного спокойного шага... это то и заставило Драгомира напрячься. Однако, совсем скоро, минуя караульных, двое его солдат появились. И не просто появились, но не с пустыми руками. Оба с трудом тащили юношу. И, хотя тот не так чтобы рьяно сопротивлялся, однако, его люди явно хотели дать ему понять всю сложность своего положения. Он не просто гость, но пленный.
Завидев это, Драгомир резко поднялся с места.
- Сэр! Мы поймали его в деревне! - тут же отчитался один из его людей и пнул юношу под колени, чтобы тот упал на землю. При этом, не собирался ослаблять хватки, крепко держа юношу за плечо.
- Деревня... командир... там просто ужас какой-то. Всё в крови, куча трупов, а запах... кхм, посреди всего этого мы нашли его, - Драгомир сменил любопытство на настороженность и махнул рукой, чтобы второй солдат приподнял лицо юноши. Тот схватил парня за волосы и вынудил силой того поднять голову. Теперь его лицо было отлично видно в отблесках пламени от костра. Драгомир прищурился и вытянул руку, в которой был меч, вперёд, приставив тот к горлу парня, уложив лезвие плашмя на его плечо слева.
- Моё имя Драгомир, я командир этого отряда, верный слуга короля и защитник этих земель. От твоего сотрудничества с нами зависит твоя дальнейшая судьба, а потому советую отвечать честно и чётко. Кто ты такой, откуда и как оказался в разрушенной деревне...

+3

3


— Как мне понять, что он выбрал меня?
— Он попытается тебя убить.

https://i.imgur.com/du9IsEe.png

   
Он блуждал в этих лесах так долго, что забыл о том, что здесь делает, какова его цель и почему он должен что-то искать. Все чаще и чаще тому Владу, который уже не был человеком, хотелось остаться зверем навсегда и делать то, что ему хочется. Быть свободным от людей, мира и всего того, чем обуславливалась жизнь человека и только какие-то зачатки разума, которые еще не сдались, возвращали его в привычный глазу вид.
Он блуждал в этих лесах так долго, что каждая новая разоренная деревня уже не казалось чем-то из ряда вон выходящим. Стало обыденностью видеть сожженные остовы домов, остатки трупов и чувствовать запах смерти. Ведь если так подумать, то все эти земли были им пропитаны и неважно как далеко заходил Моргенштерн. А возможно, все дело было в том, что он уже просто привык к этому запаху, который въелся в его кожу и проник так глубоко, что стал неотделимой частью самого зверя. Иногда, будучи человеком, Влад ловил себя на мысли, что убивать ему нравилось очень уж сильно. И порой это нельзя было списать на повадки хищника. Ведь для тех в первую очередь всегда важно пропитание и защита, а уж потом убийство ради развлечения.
В тот раз и в тот день, когда полнолуние осталось позади, только эта мысль и вернула его из шкуры обратно в человеческий вид. И вот что странно, за свои тридцать лет он уже достаточно привык к тому, что процесс превращения это не волшебство из сказки, а болезненная метаморфоза, но именно в такие вот моменты, все снова начинало происходить так, как если бы он делал это впервые. Было больно, а ломающиеся кости и суставы, которые из одного состояния переходили в другое, он чувствовал особенно остро. Поэтому даже не удивительно, что до той деревни он добрался в состоянии почти полнейшего непонимания происходящего. Благо, что одеться не забыл, поэтом среди домов и трупов ходил, как человек нормальный.
Достаточно в себя, Влад пришел только после того, как нарезал десятый круг вокруг трех с половиной домов. Да, здесь еще оставались целые сооружения, но именно из-за их закрытых дверей доносилась самая нестерпимая вонь, отчего из-под его кожи начинал снова скрестись зверь. Этого не было видно, но ощущал себя Влад именно так. Как будто бы он - это просто оболочка, а его мозг что-то вроде большой пещеры, из которой периодически является оно. То самое, с которым в последнее время у них точно были нелады.
Он помнил эту деревню, еще пару дней назад тут верховодила нечисть, поэтому трупы и следы бойни были свежими. Но так как живой души здесь не осталось, то и пришедшие поживится чудовища – ушли. Ну, часть из них, если быть честными, убил сам Влад. Мимоходом, потому что они мешали ему пройти. И вот теперь он снова стоял на центральной площади, если то можно было так назвать и глядел на закрытые двери одного из домов. Что-то было не так, но раздумывать об этом долго он не смог. Когда раздались шаги, он переключил внимание на них. Среди этой вони, он не мог понять, кто идет, поэтому готовился ко всем возможным исходам. Но все-таки, появление солдат он не ожидал. Да и если судить по доспехам – солдат соседней страны. Он просто не подозревал, что ушел ТАК далеко от дома.
- Ладно, ладно, я пойду с вами, - только и произнес он, когда его не в очень-то доброй манере потыкали копьем, а потом и вовсе схватили под руки. Со стороны Моргенштерна это выглядело нелепо, и он сдерживался от того, чтобы не смеяться и еще больше усилий уходило на то, чтобы даже не улыбаться. Потому что над солдатами шутить себе дороже, они не поймут, ровно вот итого, что это не они его ведут, а он едва ли не тащит их на себе. Ну, он ведь мог, не так ли?
Что определенно радовало – это приближение к живым. Так как живые никогда не воняли так, как мертвые. Даже если это были закованные в доспехи мужики, которые не мылись уже очень давно. Они. Были. Живыми. Точка. И уже это радовало Влада, который понимал, что еще немного и он станет зверем, которого действительно надо убить. Если все пройдет спокойно, он даже вернется к старухе в Рагну. Просто чтобы убедится, что среди людей ему есть место. Пока волколак принюхивался и прислушивался, его довели до командира, опять же проявляя больше настороженности. Но он привык, это кажется было тем минусом, который шел комплектом к проклятью.
- Слишком заумно, - произнес он, глядя на командира отряда. Ему не очень было удобно находиться в таком положении, когда даже стоя на коленях, он был почти по плечо каждому из воинов, которые его держали. Отчего запрокинутая голова доставляла дискомфорт. – Я про твои речи, очень муторно для простого плотника, как я. Но я тебя понял.
Моргенштерн попытался кивнуть, но ему опять же помешала чужая рука. С этим надо было что-то делать, и он не придумал ничего лучше, чем сказать правду. От него же просили правды? Была, конечно, вероятность, что за нее ему как раз-таки могли и отрезать голову, но эта правда значительно уступала тому секрету, который хранила его кровь.
- Знаете, я обычно в подобном положении между стольких мужчин стою во время определенного времяпрепровождения, и заканчивается это более тесным контактом. Поэтому, дяди, может, хотя бы волосы отпустите? – И это подействовало, по крайней мере, только на одном его плече осталась рука. Ну и меч никуда не делся. Влад перевел взгляд за плечо, изгибая брови и подмигивая, - что не возымело никакого эффекта, - а потом посмотрел снова на командира. Он расправил плечи и почесал в затылке. – Спасибо. Так о чем весть мы? Ах да, почему я здесь. Ну, я, как уже сказал – плотник, дядя. Правда, учитывая опасность этих лесов, убрел далече от точки своей последней работы. У меня старая бабка на той стороне леса в Рагне живет и вот у нее дом совсем того, не домом стал. И я вызвался дом этот чинить, но вот для этого нужен материал, а в этом лесу, если знаешь, что ищешь – можно отыскать ого-го!
А деревня, туда я вышел на запах, ну о котором вот те дяди за спиной говорили. Просто пока плутал, вестимо значит, чтобы отыскать материал, так и вышел. Еще вчера. Правда, вчера там еще гули были, поэтому я ушел. Я ж не дурак какой! Ну вот, а сегодня, решил снова пойти, посмотреть. Мало ли кто может там живым остался. Там же три хаты целые стоят, как будто гули даже не видели и не напали! Но, не успел, пришли твои, значит-с, подчиненные и хвать под белы ручонки и к тебе дядя-командир притащили. Как-то так, да…

Стараясь не обращать внимания на то, что жизнь его находится в одном вершке от того света, Влад смотрел на Драгомира, перебирая в голове то, на что он забыл ответить, ах, да…
- А звать меня – Влад, по семейному Моргенштерн. Но можно просто Влад. – Он пару раз моргнул и усмехнулся. Было еще кое-что, что не давало ему покоя во время этого диалога. Его зверь тихо, но угрожающе рычал где-то за ухом в мозгу. И Влад не понимал, что это значит, так как тот просто, казалось, бесился на пустом месте. И все его внимание, было сосредоточенно не на том факте, что их сюда притащили и поставили на колени. Нет. Зверь смотрел с окраины его сознания именно на Драгомира и только на него. Рычал, бился, но не торопился вылезти наружу и набросится. И это уж очень удивляло Моргенштерна, поэтому он внимательно смотрел на воина чужой ему страны, силясь понять, что такого происходит.
- Дядя-командир, а мы с вами не встречались раньше? – решил задать он вопрос, чтобы хоть как-то сузить список причин подобного поведения. – И еще, у вас пожрать не найдется? А то это получается, я день третий без еды тут по лесу брожу. Ох уж эти проклятые места, зайдешь - потом не выйдешь! Чтоб я еще раз согласился на работу ради любимой старушки. И ведь никто же мне за это не заплатит!

Отредактировано Vlad Morgenstern (03.05.2020 18:41:50)

+3

4

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/327602.gif

Static Cycle - Wolf ◄

- Красивый... - они встретились взглядами. Наверное, это было глупо и нелепо - что первой его мыслью стало именно признание того, что лицо юноши было красивым. Эти яркие светлые глаза, острый подбородок, точёные скулы, изгиб тёмных бровей, зачёсанные назад волосы и даже эта грязь, размазанная по его щекам, не могли сокрыть юношескую привлекательность мужчины. Но, на самом деле, что в этом было такого? Во-первых, признать чью-то красоту вовсе не постыдно, даже если он одного с тобой пола. Во-вторых... сейчас Драгомир не мог бы припомнить, когда был с женщиной в последний раз. Конечно, сражения дают тебе выпустить часть твоей мужской энергии, но... это ведь совсем не то. И, как бы ему не хотелось этого признавать, каким бы железным человеком он не представлялся в глазах своих товарищей, однако, он же тоже человек... мужчина... со своими потребностями. И он изголодался по теплу человеческого тела. И, хотя среди его собственных бойцов практиковались однополые отношения, сам он до этого не доходил. Медитации в ледяной воде, огонь сражений... и всё же, всё это было даже близко не то.
Однако, единственное, что в данной ситуации по итогу было плохо, так это неконтролируемая предвзятость по отношению к их потенциальному пленнику. Ведь если бы он был пузатым, полу лысым старым крестьянином, то Драгомир бы за такие речи его непременно наказал. Просто за одну только дерзость солдатам со стороны обычной черни. Всё же они по статусу были выше крестьян и у них было больше власти. Однако, перед ним на коленях дерзил мужчина со смазливым личиком и таким огнём в глазах, что у Драгомира, на выдохе, невольно сорвался слишком жаркий клуб пара с губ.

- Что ж, значит, не так уж и заумно, - чуть качнув головой набок, усмехнулся Драгомир и поднял меч от шеи мужчины. Затем так же неспешно и как будто с некой неохотой, но убрал его в ножны за своей спиной.
- Я бы запомнил такого дерзкого плотника, - снова усмехаясь, ответил Драгомир и кивнул своим солдатам, чтобы отошли от мужчины. Все ответы вполне удовлетворили его, так что он заочно перевёл его из рядов пленников в спасённых. Он дал отмашь своим солдатам, что их помощь более не требуются и затем протянул ладонь мужчине, предлагая её как для пожатия, так и для помощи, чтобы подняться  с колен.

- Что ж, тебе сегодня очень повезло, Влад из Рагны, сегодня ты сможешь отогреться у костра и поесть, под защитой отряда солдат его величества, - дёрнув руку парня на себя, он его поднял и похлопал по плечу. То ли приободрить так пытался (немного начал терять навыки социализации в этой глуши со своими комрадами), то ли просто использовал любой повод "потрогать" симпатичного плотника. Заметив это за собой, он откашлялся, отводя взгляд проницательных голубых глаз и вернулся к костру, присаживаясь на тот же пенёк.
- Проходи к костру, погрейся. Похлёбка скоро будет готова. Всего пара отощавших кроликов, но... чем богаты, - он указал на булькающий и приятно пахнущий котелок над костром.
- На рассвете дойдём до той самой деревни, сможешь... оглядеться, проститься, в общем, кхм... ты понял. А после мы сможем проводить тебя до ближайшей деревни. В этих местах опасно бродить в одиночку,- он по прежнему не смотрел на мужчину, больше внимания уделяя помешиванию кроличьего рагу в котелке.
- А сегодня оставайся с нами, под нашей защитой. Отоспись. Можешь лечь в моей палатке... - он кивнул на ту, что стояла возле дерева слева. Сказал это и даже не подумал уточнить, что сам он спать не ляжет и не придётся им спать вместе. Что он будет так и сидеть у костра.
- А коль не сможешь уснуть, так можешь составить мне компанию. Расскажешь ещё что про себя... - и только теперь он, наконец, снова бросил взгляд на плотника и хитро так улыбнулся.

+2

5

https://i.imgur.com/x8Jw5AO.png

I can feel it burning in my veins like a fire...
In my blood, in my blood
Run the clock, but don’t surrender
To the creatures of the night

Он определенно был рад тому факту, что его не убили. Даже выдохнул, когда меч скользнул прочь от его шеи, а потом скрылся в ножнах за чужой спиной. Что определенно радовало, ибо помирать вот так нелепо, не очень-то хотелось. Как и умирать в целом. Но если уж был выбор, то Влад точно умер бы какой-нибудь другой смертью. Точно так же, он был рад тому, что его глаза оставались голубыми, как дневное небо в ясную погоду над головой. Учитывая, каким неспокойным был зверь, то волколак не удивился, стань они снова янтарными. И не спрашивайте, откуда он знал, что они все еще нормального, человеческого цвета. Кстати, о звере.
- А я бы запомнил, как чинил крышу в казарме, - в свою очередь ответил Моргенштерн, копируя чужую усмешку. Ответ ему мало что дал, но чего он ожидал? Что они давние друзья? ну-ну. А вот чужую руку принимать не торопился. В голове стало как-то подозрительно тихо и спокойно, отчего плотник даже застыл, так непривычно это было. Он, как идиот, смотрел на чужие пальцы. Все это становилось все более и более интригующим. Хотя казалось бы, после встречи с Бесом, его ничто не должно было удивлять и интриговать. Но люди имели врождённую привычку удивлять тогда, когда не ждешь.
Убедившись, что внезапно не превратиться в чудовище из сказок и не сожрет, - или умрет, что более вероятно, - своих «спасителей», Влад сжал чужую руку и встал на ноги перед Драгомиром. Быть рядом с живыми людьми, ему определенно нравилось больше, чем с мертвыми. К тому же, несмотря на то, что от воинов несло так, как полагается дозорным после недель пеших прогулок под дождем, снегом и ночевке на земле,  было еще кое-что. Стоя сейчас, рядом с их командиром, Влад точно мог сказать, что найдет его по запаху, где бы он не находился, потому что была еще одна нота, которая пробивалась через все остальное. Особенно остро он ее почувствовал, когда чужая свободная рука задержалась на его плече. И ликан бы не обратил на это внимание, если бы тот как-то подозрительно не откашлялся. «Занятно».
- Да, - кивнул плотник, на слова про кроликов. – Зима была слишком холодной. Поэтому кого не съели, те умерли. Так что вам еще повезло. Из-за этого и хищники совсем наглыми стали. То тут, то там волки нападают на селян, потому что жрать нечего. И хорошо если волки.
Моргенштерн сел с другой стороны костра от воина, привалившись спиной толи к камню, толи к пню. На самом деле, холод он чувствовал редко. В основном зимой, когда снег налипал на шерсть, а вокруг гулял ветер. О, да, этой зимой он буквально прочувствовал всю любовь погоды.
- У меня там родных не было, - он пожал плечами. – Но вот оглядеться следует. У тебя, дядя-командир бывало такое чувство, когда точно знаешь, куда смотреть, но слишком уж боишься?
Парень пытался снова перехватить чужой взгляд, но тщетно. Воин полностью сосредоточился на крольчатине, от которой достаточно вкусно пахло. Он ведь совершенно точно не соврал, когда сказал, что не ел уже дня три. Если не больше. Будучи в зверином обличье, он вообще иногда терял чувство времени, потому что для волка оно ощущается по-другому. Теперь же, он возвращался к привычному мироощущению, сосредотачивая внимание на более приземленных вещах. Хотя куда уж приземлённее инстинктов хищника?
- Плохое у меня предчувствие,  дядь, - покачал он головой. – По поводу той деревни и тех хат. Когда это видели, что нечисть оставляет после себя дома целые. Да и даже если целые, то хотя бы дверь там, аль окно, должны были быть выбиты.
Моргенштерн рассмеялся про себя, только сейчас понимая, что в попытке отыскать решение своих проблем попадал из одной передряги в другую. Может быть, он не то место выбрал? А где же еще подобное найти можно было, но менее опасное? Да и было ли где сейчас менее опасно, учитывая обстановку между народами и королевствами? Парень отвлекся от этой мысли, когда воин снова заговорил, на этот раз про палатку.
- От теплого костра, да в хладный шатер? – улыбнулся он, внимательно наблюдая за человеком напротив. – Один уж точно не пойду.
У Влада в голове крутилась еще одна мысль, но он ее приберег как-нибудь на потом. К тому же, разговор только начинался, так зачем раскрывать главные козыри вот сейчас? Да и не был он уверен в том, что подобного рода приставания не обернутся ему боком. Голову ему хоть и не отрезали, но никто не говорил, что дальнейшие поползновения в эту сторону будут восприняты так же спокойно.
- О себе? Я и так все рассказал. Да и даже если есть что, то это уже не честно получается, - он развел руками, а потом сел удобнее, поджимая одну ногу под себя, а другую сгибая в колене и кладя на нее руку. – Ты обо мне вон сколько ведаешь, а я о тебе ничего. Кроме того, что сегодня побуду почти как барышня в беде, которую ты, дядя-командир, со своим отрядом охранять будете.
К тому же, волколак не очень понимал, что такого от него хочет узнать этот человек. Он даже батьке своему меньше за раз рассказывал. И врал. Хотя, в данном случае ложь была оправдана. Чего греха таить, он доверял этому человеку настолько е, насколько любому другому. И будет доверять, пока тот не решит ткнуть его мечом. А ведь он же решит, если узнает. Стало как-то внезапно тоскливо. И чувство это опять же шло не совсем от него.

+2

6

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/286657.jpg http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/384741.jpg

Med glimt og brag i nattens glшd,
glemte vi kulde, blжst og vinternшd.
For tordenguden og jжttebekжmperens жre
Mе vi alle vеben bжre.

Не сразу, но парень принял его руку помощи и поднялся на ноги. Драгомира совсем не удивило то, что тот замешкался и засомневался. Терпеливо стоял и ждал, с любопытством наблюдая весь мыслительный процесс плотника, отражающийся у него на лице. Он прекрасно знал это чувство. Он сам по себе мог судить. И на своей шкуре он испытывал эту одичалость. Вдали от цивилизации, среди этих дремучих тёмных земель... кто угодно растеряет навыки взаимодействий с социумом. Драгомир хотя бы постоянно со своим отрядом путешествовал... хотя, тоже не без казусов. Всё таки сутками напролёт с одними и теми же людьми в таких тяжёлых условиях и никуда не деться - так и с ума сойти можно. Хотя они давно научились как-то жить в гармонии друг с другом. Но всё равно было приятно увидеть новое лицо... тем более, снова повторюсь, такое красивое.
- Ну, всем известно, у голода самые страшные клыки... - отвечал как бы невзначай Драгомир. А что? Крестьяне на одном месте живут, где вырастили чего, где на охоте поймали, а где выторговали у странников. А когда ты сам постоянно в пути, как самый настоящий кочевник, как думаете, много ли сытных дней у них было? Иной раз и корни грызли и кору заваривали и плесневелый хлеб жевали. Зато с таким рационом желудок мог жаренные гвозди переваривать и отощавшие кролики казались настоящим пиром.
- Ну, тогда я рад за тебя. Само собой заглянем... там и завтра переночевать сможем. Стены хаты, пусть и ветхой, всё ж надёжнее, чем вот так, в открытую спать, - он усмехнулся. Затем призадумался и, чуть поразмышляв, кивнул в ответ на вопрос, про "чуйку".

Сидя у костра, он вытянул обе ладони вперёд, пытаясь согреть свои руки. Языки пламени лениво облизывали его кожу, но этого едва хватало, чтобы руки командира перестали дрожать от холода, что пришёл вместе с ночью в этот лес. Хоть целиком в костёр садись, жопой на угли... а плотник - хоть бы хны. Сел себе и не мёрзнет совсем.
- Горячая молодая кровь... - подумалось Драгомиру.
- Ну, твари здешние не такие умные, чтобы подозревать чего... может заперли хаты хорошо или не было никого... в любом случае, нам нужно сходить туда и проверить. Это наша работа, - не отводя задумчивого взгляда от трепещущегося на ветру огня их костерка, сразу отрезал Драгомир. Это даже не обсуждалось - на рассвете они пойдут в деревню и точка. Тут без вариантов. Он солдат, он не может потом отрапортовать, что почувствовал что-то неладное и не осмотрелся на месте разгрома. Его обязанностью было, если не ринуться на помощь крестьян, попавших под атаку чудовищ, так хоть выяснить, что это за твари были, выследить желательно и уничтожить. 
Даже если он и правда прекрасно понимал, о чём ему говорил Влад. Может, не так остро, но он тоже ощущал, что не всё так просто с этой деревней. Он не видел это своими глазами, но что-то тут было не ладно, не сходилось что-то, но... опять же, ответы на свои вопросы он если и сможет где получить, то только в той самой деревне. Лично осмотревшись и всё выяснив.

— Один уж точно не пойду, - было заметно даже невооружённым глазом, как на этой самой фразе, хотевший что-то сказать Драгомир, вдруг резко затих и даже немного ссутулился, пялясь в костёр только усерднее.
Он привык общаться со своими боевыми товарищами, ведь каждого знал как облупленного. Они уже привыкли друг к другу, точно знали характеры, привычки и заскоки. Между ними не было недопониманий. Да и понимали они друг друга не то что с полу слова, но даже с полу взгляда. А тут новый человек - абсолютная загадка. И ладно бы они оба были какими знатными людьми, там бы за счёт чистого следования банальному и скучному этикету было понятно, что и когда говорить, как и на что отвечать. А тут... сложно. Ещё и юноша такой дерзкий, прямой как шпала, всё рубит как есть. И Драгомир, во всех этих скитаниях изрядно подрастерявший навыки общения, тушевался почти после каждой фразы, сказанной Владом.
- Н-ну... тогда... подсаживайся ближе к огню, а то уже совсем подморозило, - он впервые за долгое время поднял глаза на плотника и кивнул ему головой на костёр. Кажется, что ночной заморозок укладывался ему на волосы тонким слоем инея.
- Хм, что ж, справедливо. Я назвал тебе своё имя, чем занимаюсь, что тут делаю... что бы ты ещё хотел узнать?... ох! - вдруг он ахнул, заулыбался и отошёл к своей палатке. Там он какое-то время покопался, громко шурша и чем-то брякая, но вернулся, да ещё и  не с пустыми руками. Усевшись обратно, он любовно ладонью стёр толстенный плотный слой пыли с бутылки, в которой плескалась какая-то тёмно зелёная густая жидкость.
- Махакамский! - гордо заявил он, краем рукава протирая горлышко.
- Уговор такой - один вопрос ты задаёшь, потом я тебе. А это и согреться поможет скорее и разговор легче станется... я давно берёг эту бутылку, но кажется случай весьма подходящий, - он улыбался и в глазах его плескалась искренняя радость алкоголика. Затем он прикрыл блаженно глаза и что-то промычал себе под нос, почти музыкально, когда с громким "чпоком" пробка отошла от бутыли и в нос ударил крепкий, вышибающий сознание, запах почти чистого спирта.
- Первый глоток твой... как нашего гостя, - он усмехнулся и протянул Владу бутылку.

Отредактировано Dragomir (29.05.2020 07:23:27)

+2

7

But somehow it's all worth it
And the pain inside me dies
When I see the fire light up in your eyes

https://i.imgur.com/gaEdx1F.gif

- Может быть, и не настолько умные, да другие жилища они разворотили. Ну, как и всегда. – Влад пожал плечами. От чего-то даже разговор об этой деревне навевал на него депрессию, аж выть хотелось. Но оборотень сдержался. Он просто протянул руку к костру, от которого шло тепло. Возможно, со стороны это казалось странным, но страх огня передавался ему от зверя внутри. Ну не любят волки огонь, что тут поделаешь. Правда, был у Влада другой страх, который пересиливал этот, но о нем парень тоже предпочитал не думать сейчас.
- А я вас и не отговариваю туда идти, просто… предупреждаю? Может это все и пустое, а я просто слишком долго бродил в этом лесу. Вот и чудиться всякое.
В этом Влад сомневался, но такая вероятность была. Но он предпочитал жить по правилу – лучше перестрахуйся, чем потом прилетит. Хотя и не всегда ему удавалось следовать. Но он пытался, всеми силами. Наверное, поэтому до сих пор и был жив. Это не считая того факта, что реакция и прочие «чувства» у него были выше, чем у обычного человека.
Как он и думал, Драгомир замешкался, а Моргенштерн скрыл улыбку за полузевком. Поспать на самом деле ему тоже не помешало бы, но вряд ли плотник смог бы уснуть. И дело было не в том, что за каждым деревом и под каждым кустом в этой местности таилась опасность. Нет, дело было в людях, о которых он почти ничего не знал. Можно сказать даже, что совершенно ничего не знал. Воины это слишком широкое понятие, которое не раскрывало ничего о человеке, который этот статус носил.
- Да расслабься, ты, дядь. – Все же произнес Влад, когда его позвали ближе к огню. Возможно, он бы и погрелся о кого-нибудь, но точно не сейчас и не здесь. Хотя в чем-то этот человек был прав. – Я не принцесса, рядом с которой надо думать, как себя вести. Да и ты не принц. Ну, может быть только внешне, правда, надо сначала ванную принять, чтобы полностью, так сказать, оценить вид. Но в целом, мы с тобой не такие уж и разные. Я про… окружающих нас людей. Люд простой, без заморочек.
Возможно, Моргенштерн выдал бы еще какую более красивую похвалу чужому внешнему виду, но что-то ему подсказывало, что лучше не надо. Воин и так чувствовал себя явно не в своей тарелке. Хотя, чего греха таить, волколаку даже начинало нравиться его поддразнивать.
- Думаю, если бы нас тут сидело больше двух, то было бы теплее, - плотник огляделся на остальной отряд, который держался от них особняком. Конечно, командиры бывают разные, но что-то подсказывало, что Драгомир не из тех, кто ставит себя выше других. Эпизод  с их «знакомством» в расчет не брался. Даже сам Влад не мог оценить, как он бы среагировал на появление какого-то непонятного человека на месте бойни. Хорошо хоть еще оборотень не в крови был. Тогда точно таким простым объяснением не отделался бы!
- Помнится, - наблюдая за передвижениями капитана отряда, вновь заговорил Влад. Отвечать на вопрос он пока не торопился, как и задавать свой. - Ты мне кролика обещал.
Конечно, Моргенштерн, как и любой другой рабочий люд, выпить любил. Но вот возникал вопрос, вполне закономерный. А стоило ли ему пить сейчас и чем это может обернуться? Поэтому, пока Драгомир доставал бутылку, он, наконец, встал и пересел ближе к тому месту, где расположился сам его собутыльник на этот вечер.  Он зачерпнул похлебки, а потом пропустил мужчину мимо. От кролика пахло очень хорошо.  А учитывая, что к нему еще шел ломоть хлеба, так вообще пир. Особенно после мертвечины. О чем он говорить точно не собирался. На предложение он просто кивнул, учитывая, что его матушка позаботилась, чтобы этот лоб знал – есть с набитым ртом не красиво. Именно поэтому, когда Драгомир протянул ему еще и бутылку, - одна рука оборотня держала половник с похлебкой, другая хлеб, - он снова не смог ответить. Взяв ломот в рот, он протянул руку за бутылкой, соприкасаясь пальцами с воином. Парень изогнул бровь, чувствуя насколько она холодная. Особенно учитывая то, насколько сам Влад был горячим.
- Да ты, дядя-командир, ледяной! – воскликнул он, а затем освободил руки. Бутылку он все еще не взял, поэтому потянулся за ней снова, на этот раз перехватывая чужое запястье. Спиртяру он примостил с другой стороны от себя, а затем, - без какого-то зазрения совести, - дернул мужчину ближе к себе.
- Для начала, можешь рассказать, где научился так хорошо кролика готовить. Ничего вкуснее не ел!
Пока он говорил, парень начал растирать чужую руку между своих ладоней. Конечно, было бы проще послать нафиг все и вся и просто обнять мужчину, но, оставалось два фактора, которые останавливали. Реакция на него воина, а так же остальной отряд. Они и так едва не повыскакивали с мест, когда их командир так резко изменил свое положение в пространстве. Поэтому лишний раз рисковать целостностью своей шкуры Моргенштерн не хотел. Он, конечно, сбежит от них при большом желании и после превращения, но зачем усложнять и без того сложную жизнь?
- Я не пристаю к людям, если они того не хотят, - зачем-то добавил парень, перебирая чужие пальцы. – Поэтому, можешь не беспокоится. Ну, если тебя волнует то, что я сказал ранее.

Отредактировано Vlad Morgenstern (02.06.2020 22:40:45)

+2

8

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/685694.jpg


Постоянно такое чувство,
словно я в открытом море:
неизъяснимое счастье
с привкусом опасности

- ...Ну, как и всегда. – эту фразу, пусть и брошенную невзначай, Драгомир уцепил краем сознания и задумался. Неужели действительно так часто жители деревень сталкиваются с нападениями монстров? Вернее, нет, об этом он был прекрасно осведомлён. скорее, его заинтересовало, как много таких деревень обошёл этот таинственный плотник, чтобы раскидываться такими суждениями. И выставлять это так. будто для него это обычное дело. Ведь "обычно" как раз таки крестьянину удавалось избежать смерти в такой ситуации раз, ну максимум - два. И обыденностью тот это никогда бы не назвал.
Но Драгомир решил спустить это на тормозах. Всё таки, не ведьмак и не чародей, а просто плотник сидел с ним сейчас рядом. Так что свою разыгравшуюся паранойю можно было и немного поубавить.
- Что ж, это знакомо, но твои слова приятны мне, кажется даже, будто тебе не всё равно, что с нами станется, хех, - он усмехнулся дерзко и шутливо. Он, конечно, понимал, что если они все помрут, кто ж его защитит в случае такого расклада? Однако, намекнуть на более тёплые отношения к его отряду, да и нему самому, он не удержался. 

- Хах, ты пожалуй прав... привычка что ли. Выдрессировался на войне с этим всем, трудно избавиться... - он рассмеялся и задрал руку вверх, принюхавшись к своей подмышке. Затем скривил лицо и отвернул резко голову в сторону, опуская руку.
- Ух! Твоя правда! Когда постоянно маринуешься в этом, через какое-то время отбивает всякий нюх... - снова смешок вырвался от него. Вообще, давненько Драгомир не расслаблялся вот так вот, тем более в приятной и впервые за долгое время, новой компании. Как ни крути, а однообразие военных товарищей приелось за столько лет пути их благородного "рыцарского" квеста.

- Ну, может и так, но... кто-то в карауле, кто-то спит, мы уже давно не спали нормально, только урывками по паре часов... так что придётся тебе довольствоваться исключительно моей компанией, уж извини, - объяснился Драгомир и тут же переключился на ту самую похлёбку из кроликов, которые уже должны были и правда быть готовыми. Пахли, по крайней мере, невыносимо вкусно. Особенно для такого голодного желудка, который сейчас китами подпевал в ночной тишине у Драгомира. И наверняка это было весьма скверной идеей - пить на пустой желудок, но... это был действительно отличный способ согреться и разговориться. И не столько развязать язык Владу, сколько самому себе же.
Да ты, дядя-командир, ледяной! — Драгомир едва расслышал то, что воскликнул парень. А всё из-за того, что они просто коснулись рук друг друга. Всё таки, одно дело спать хоть голышом, поленницей из тел со своими товарищами, к которым он испытывал безграничную любовь и уважение, но никак не сексуальное влечение. И совсем другое, когда впервые за многие месяцы беспроглядного одиночества и изоляции, тебя касается молодой и симпатичный юноша.

- Аххахаха, эээ... ну я очень рад, что тебе нравится. На самом деле, готовить меня учила моя матушка. Давно это было, но частенько мне приходилось не только охотиться, но потом и готовить то, что поймал. Как оказалось, навык очень полезный в странствиях, особенно долгих. Но пускай в военном деле главное проще и питательнее, я всё равно стараюсь разноображивать меню и использую разные приправы там... к примеру, - но тут Драгомир растерял все свои мысли. Влад бесцеремонно перехватил его самого и его руку, да так ловко и шустро, что Драгомир даже опешил.
- Что ты... - растерянно уронил он во мрак ночи, выпучив на плотника свои глаза. Но поспешил взять себя в руки. Тот не проявил агрессии, конечно, но уже давно отвыкший от тепла человеческого тела командир, не знал, как себя вести в такой ситуации. Что ему стоит говорить, как двигаться и что предпринимать. И этим замешательством быстро воспользовались.
- Нет я... эээ... - он огляделся слегка растерянно вокруг себя, но не увидев слишком пристальных взглядов, как и не вырвав своей ладони из чужих рук, тяжко выдохнул.
- Просто... ты не подумай, я не против, просто... просто я немного заржавел в плане общения с людьми. Очерствел. Но компания твоя мне приятна... хочу, чтобы ты знал...

Отредактировано Dragomir (03.06.2020 00:41:01)

+2

9

https://i.imgur.com/UJ2hwtG.png

So many times it happens too fast
You trade your passion for glory
...
Stalks his prey in the night
And he's watching us all
With the eye of the tiger

- Может быть и так, - в тон Драгомиру откликнулся парень. На самом деле, тот был недалек от правды, и Владу действительно было не все равно, случится в той деревне что-то или нет. Потому что он был из тех, кто пытается беду предотвратить, - ну или предупредить о ней, - чем решать все грубой силой, которая приводит к плачевным исходам. Да и чувствовать себя виноватым, - что непременно произойдет в любом случае, -  он тоже не хотел. Подумаешь, выходило так, что он как будто флиртует. Может быть и да.
Наблюдая за чужой реакцией, Влад рассмеялся и помахал рукой перед носом. К его несчастью, с нюхом зверя он поделать ничего не мог. Хоть чужой запах и был приглушен тем самым иным. – Здесь есть речка, не так далеко, - ни на что не намекая, произнес плотник. Сам он этой рекой пользовался, даже в мороз, чтобы хоть как-то отбить запах мертвичины и крови. Хотя последний ему даже нравился. Ну, вот опять…
Моргенштерн снова переключился на наблюдение за воином. Он не имел ничего против того, что они сидят вдвоем. На самом деле, иногда волколак параноил и предпочитал не задерживаться в людных компаниях. Сейчас это чувство было с ним, потому что он боялся, что выдаст себя. Например, когда только его привели и поставили перед Драгомиром, он очень сильно надеялся, что его глаза не стали золотыми. Потому что, они могли. Именно поэтому, он просто улыбнулся:
- Мне подходит. - И это было правдой, к тому же, кто откажется от подобного времяпрепровождения? Ну, кроме тех, кто предпочитает ограничивать себя чем-то одним. Влад любил людей, а не их тела, потому что не внешняя оболочка формировала характер и ту исключительную часть, которая была присуща каждому живому существу индивидуально. Поэтому он не разделял их на женщин и мужчин. Возможно, этому способствовал зверь, для которого все живущие делились на сильных и слабых. Не важно, кто победит тебя в яме, даже если это женщина. Противника определяют его навыки. Исключением являются дети, они – будущее, которое надо защищать.
На чужую реакцию от соприкосновения, Влад только изогнул бровь, а потом сделал вид, что не заметил. На самом деле, каждое подобное сближение с командиром, сопровождалось реакцией зверя. Все еще не понятной. И казалось бы, выход один – уйти подальше, но… Это было бы, во-первых, странно. Во-вторых, после этой мысли шла очередная, недовольная реакция. И как это понимать? Пожалуй, как только он доберется до бабки, надо спросить у нее. Она же в этом во всем сведущая.
- Разбираешься в травах, значит? – ощутив, как под чужой кожей успокоился пульс, - подскочивший после такого внезапного изменения в пространстве, - задал очередной вопрос Влад, а потом улыбнулся. – М, кажется, твоя очередь задавать вопросы мне. Извини.
Волколак был готов отпустить чужую руку, в случае чего, но человек просто огляделся. Парень ждал, что тот скажет, все-таки, всегда хорошо точно знать чужое отношение к чему-либо, а не строить догадки на реакциях. Хотя последние чаще всего более честны, чем слова.
- Я запомню, - кивнул плотник, а потом тихо рассмеялся. – В любом случае, как ты и сказал раньше, тут слишком много посторонних, чтобы я грел тебя объятиями.
На этот раз он не пытался дразнить, просто констатировал факт. Да и не на той они стадии знакомства находились. Впрочем, да когда ему вообще что-либо мешало? Учитывая, что в данном случае он сказал то, что сказал. Сидеть и греть кого-то в объятиях, это не было равно кувыркаться в кровати и греться похожим образом.
Отпустив одну руку, он взял другую и протянул Драгомиру бутылку. – Тебе она явно нужнее.
Он хотел сказать еще что-то, но его прервал тихий рык. Сначала, Влад подумал, что его зверь снова подает голос, но нет. Тот тоже, наконец, перестал реагировать на солдата и навострил уши. Парень повернул голову на звук и сощурился. За их спинами стоял волк и смотрел прямо на плотника. Моргенштерн очень громко выругался в мыслях, внешне оставаясь спокойным. Пришлось, - что он сделал очень нехотя, - отпустить Драгомира и повернутся всем корпусом к зверю. Уже по внешнему виду волка, было видно, что он не дикий. Можно сказать домашний, учитывая степень откормленности и чистую, относительно, шерсть.
- Кажется, один из твоих «людей» тоже не против кролика, - улыбнулся Влад, продолжая смотреть на волка. Протянув руку, он поманил животное к себе. – Иди сюда.
На самом деле, если со стороны это казалось просто реакцией деревенского парня на собаку, то чисто на ментальном, - сверхъестественном, называйте, как хотите, - эти двое решали, кто из них главнее. На самом деле, волки не всегда подчинялись волколакам, и тогда происходило подобное. Было проще, будь Влад в тоже в обличии зверя, но, как говорится, чем богаты. Наконец, волк подошел к нему и обнюхал руку, после чего позволяя себя погладить. Это было что-то вроде шаткого перемирия, но Влад не искал драки точно так же, как и подчинения от кого бы то ни было.
- Ну с такой защитой, вы можете спать спокойно, нет?

+2

10

Как же приятно было просто... говорить. Не думать о том, чтобы не выдать какую важную тайну, не искать шпионов или дезертиров. Просто вести непринуждённую беседу ни о чём, без какой либо настоящей скрытой цели или специфичной тематики. Это не допрос, это не выдача приказов и заданий... и хотя, разумеется, ему нравилось проводить время со своими комрадами, ценя их и принимая такими, какие они есть, как и они его. Нельзя было отрицать того факта, что свежее лицо и непривычные беседы, пусть во многом неловкие, были приятным разнообразием в этот не самый спокойный вечер.

Здесь есть речка, не так далеко, — Драгомир поджал губы и пожал плечами. После небольшой паузы он всё таки решился прокомментировать данный посыл, хотя сначала не решался.
- Видишь ли какое дело... мы дня четыре назад у этой самой реки, чуть дальше вниз, делали уже привал. И даже думали помыться... да вот незадача, ещё днём, когда солнце и не думало заходить, откуда не возьмись вынырнули утопцы. Да так и застали нас врасплох с голыми задницами. Мы, конечно, отбились, заработали пару шрамов... то ещё было зрелище, я тебе скажу. Но, в общем, купаться в той реке сразу и перехотелось... - он кивнул ему и снова улыбнулся. Конечно, ситуация опасная была. Опасная для жизни как его, так и его отряда. Однако, спустя несколько суток такое уже переходило в шутливое воспоминание. Они тут с любым стрессом справлялись суровым чёрным юморком. В конце концов, это не самое худшее, что с ними случилось... даже на этой же самой неделе. даже в том три не входило! Так что и говорить об этом уже было легко и даже забавно.
- Немного... это долгая история, - как бы одновременно и ответил на опрос Драгомир и, вместе с тем, ушёл от темы. И правда, ведь уже не его очередь отвечать на вопросы. пришло время парочку задать...

Но, несмотря на то, что Драгомир был несказанно рад такой приятной компании, он не мог избавиться от чувства, что может ляпнуть что-то не то, не подобающее ситуации и их только зарождающимся хоть каких-то отношений, да и всё испортить. Отсюда эти постоянные лирические паузы между ответами друг другу, спрятанный взор, постоянные попытки в что либо делание, лишь бы только занять себя и свои руки чем-то полезным. Так как в какие-то моменты Драгомир настолько не понимал, куда ему девать свои руки, что это доходило до абсурда. Он привык держать в руках меч, топор ну или бутылку... а вот чужие руки он уже очень давно не держал. Так что ментально выпал и не смог в последствии даже сказать, насколько долго он "отсутствовал", тупо таращась на плотника.
И хвала только его же прямолинейности, которая снова выручала его, хотя сам он об этом даже и не подозревал. Он мог много косячить и подавать противоречивые и непонятные сигналы собеседникам, сам того не замечая. Однако, всегда всё исправлял прямым текстом, поясняя то или иное обстоятельство со своей точки зрения. Кто знает, может именно эта его маленькая особенность и оказалась той самой причиной, по которой вокруг него собралось так много хороших и преданных ему людей.

- Нда... - по итогу, так и не выяснив, как реагировать на подобные заявления со стороны симпатичного юноши, почти невпопад отвечал Драгомир. А что вы от него ожидали? Мужчина, воин, предводитель... он с малых лет думал, что однажды найдёт себе милую крестьяночку из соседнего села и они наделают много детишек и будут жить счастливо, пока их кто нибудь не сожрёт или не зарежет во сне ради пары мешков зерна. А потом случилось то, что случилось с его семьёй и как-то планы все поменялись в одночасье и мировоззрение и цели. И уже очень долгое время Драгомир не задумывался ни то что о счастливом семейном будущем, но вообще о хоть какой-то связи с кем-то. Интимной связи (не считай продажных женщин). А потому и слова Влада не воспринимал всерьёз. Скорее как шутку, которую тот использовал каждый раз, чтобы выбить командира из колеи. И у него это снова и снова получалось, даже несмотря на то, как об этом всём думал сам Драгомир.
Но тут, на удачу Драгомира, и бутылка сама собой оказалась у него в руках и вдруг в их беседу тет-а-тет "ворвался" новый член. Сделав крупный глоток, Драгомир обернулся на волка и ухмыльнулся. тыльной стороной ладони он вытер губы, которые обожгло почти чистейшим спиртом.
- Ах, это... это Фенрир, да, он "свой"... - кажется, Драгомир хотел сказать что-то ещё, однако, не стал, оборвавшись на фразе. Он лишь нахмурился и приблизился к парочке, которая знакомилась друг с другом.

- Хах, на него это очень не похоже... обычно он не очень-то ладит с незнакомцами, - вдруг раздался голос Нолана, словно вслух озвучивая мысли самого Драгомира. Из темноты ночи вышел статный высокий мужчина с мехом на плечах и тугой косой на голове. Бритые виски были вытатуированы, а в глазах блестел арктический лёд. Однако, на тонких бледных губах лежала самонадеянная дерзкая улыбка.
- Видать ты и правда хороший парень, - добавил Нолан под конец.
- Или псина твоя тупая и ни в чём не разбирается, - донеслось из того же мрака и мимо протопал Ваако, брюнет в тяжеленных доспехах. Волк оскалился на него, но как и Нолан, ничего не предпринял.
- Не обращай на это внимания. Если приглядеться, то невзирая на их утончённые манеры и природный шарм, они славные ребята, - со смешком пояснил Драгомир. Чтобы Влад вдруг не подумал, что обстановка в его лагере такая враждебная, даже среди членов собственного отряда. Да и просто не хотелось, чтобы Влад думал о них плохо, ведь эти воины были ему как семья.
- Это Нолан, они с Фенриром неразлучные напарники, - решил представить их друг другу Драгомир.
- А вот тот угрюмый обаяшка, это Ваако. К нему трудно привыкнуть... и необязательно, - гыгыкнул Нолан и потрепал своего волка по загривку.
- Простите, сэр, не хотел вас прерывать...

+2

11

Моргенштерн еле сдержал смех. Да, он помнил про утопцев, но для волколака они не были чем-то опасным. Наоборот, так получалось, что эта нечисть держалась от него подальше и причина была проста, - перед тем, как лезть воду, он показал этим недалеким, где их место. Чему бы он не удивился, так это тому, что именно это и стало причиной нападения, - как будто им нужны были причины, - утопцев на отряд. Но так как попросить прощения он не мог, то только сдерживал смех, представляя описанную Драгомиром картину.
- Ну, что ты хочешь, дядь, Мертвые земли, - он развел руками. Да и что тут было еще сказать? Их мир жил по таким правилам, что только и смотри, как бы тебе чего не отгрызли. Поэтому утопцы, подстерегающие тебя в реке, это меньшее из зол, это мог сказать любой крестьянин. Да и что-то подсказывала Владу, что и сам Драгомир знает обо всех опасностях, которые тут на каждом шагу. А уж если взять во внимание то, что одна из таких опасностей сейчас сидит тут, у него под носом…
- Я люблю долгие истории, - улыбнулся Моргенштерн, хотя чисто подсознательно и ощущал, что воин об этом говорить не хочет. – Но опять же, не твое время рассказывать. Мне достаточно и того, что ты в них разбираешься и того, что вкусно готовишь. Я бы на тебе даже женился, будь ты ладной бабой. Хотя в таком виде, ты тоже определенно ничего.
Если хорошо подумать, то Влад по натуре своей был тактильным. Можно сказать – отличительная черта их семейства состояла в этом, поэтому он мог делать что-то, что не обязательно несло какой-то потаенный смысл. Хотя он не мог не признать, что ему даже приятно, даже несмотря на то, что чужие руки были вполне характерными для воина. Как будто сами пальцы Влада не несли на себе отпечаток его работы. Несли, хоть и приглушенные регенерацией. Поэтому в его движениях в отношении чужого тепла, было только желание согреть, в отличие от слов. Что определенно не выглядело таковым в совместном сочетании и уж совершенно точно, когда парень подносил чужую руку, чтоб выдохнуть на нее теплого воздуха.
- Расслабься, дядь, - после очередного момента тишины и ответа невпопад, повторил Моргенштерн. Кажется, он переборщил со своими подколками, потому что реакция на его слова, в которых была доля шутки, вызывала обратный эффект тому, которого парень ждал. Или он конкретно этого и добивался? Волколак задумался на минуту. Что он знает об этом Воине? Ничего, о чем они оба уже сказали. Они друг другу просто встречные, которые наутро или к завтрашнему вечеру разойдутся и скорее всего не встретятся. По крайней мере, Влад постарается не попадаться снова на глаза отряду, потому что подобное не объяснишь ничем. Ну, кроме очередной глупой шутки. Впервые в жизни, его проклятье приносило столько хлопот!
- Фенрир, значит, - кивнул плотник, перебирая пальцами шерсть волка. И хоть он до этого не был рад появлению зверя, по очевидным причинам, он был с другой стороны ему благодарен, так как у Влада уже начал закипать мозг по поводу того, что происходит между ним и командиром отряда. Очевидно, что ничего, но почему тогда неловкие шутки были… такими неловкими?
- Я люблю животных, - пожал плечами Влад на слова подозрений. – А они любят меня. К тому же, он пытался уже выяснить, боюсь ли я его или нет. Что определенно говорит о его уме.
Плотник поднял взгляд на двух подчиненных Драгомира. Определенно, ребята были колоритные, а вот их общение между собой, напоминало Владу о доме. Примерно так же общались между собой его братья и родители. Ну и он за компанию.
- Ты явно не рос в семье с двумя братьями, отцом-плотником и матерью-кузнецом, - рассмеялся он. – Поверь, я к такому привыкший. Не хватает только женщины с кузнечным молотом, который так и норовит опуститься на твою голову при всяком удобном случае. Иногда, мне даже кажется, что в нашем доме хозяин она, а не батя.
Конечно, чем больше рассказывал плотник, тем опаснее становилось, но с другой стороны, их семью и без того знали в Астароте. Да и он обещал отвечать на вопросы Драгомира, а такой скорее всего бы возник. Моргенштерн разогнулся, разминая конечности, и кивнул в знак знакомства. – Влад. Но, кажется, я уже говорил.
- Как тактично,
- добавил он все с той же усмешкой. – Но лучше греть задницу тут, у костра, чем морозить в темноте, нет? По крайней мере, этот парень, - он указал на волка, - явно со мной согласен.
Возможно, стоило поворчать на тему того, что они ему всю малину испортили, но зачем? Да и вопрос про эту самую малину, висел в воздухе до сих пор. Но определенно было интересно услышать, - и увидеть, - как на это отреагирует сам Драгомир.
- Да и думаю, что к угрюмому парню, я привыкну быстрее, чем ваш командир к моим тупым шуткам, - он развел руками и вернулся к прерванной похлебке из кролика.

+1

12

Плотник засмеялся и Драгомир... растаял. Так он это мягко и искренне сделал, что командир снова выпал в какой-то астрал, заглядевшись или, вернее будет сказать, заслушавшись. Драгомир даже не подумал обидеться на это. Его мужская, да и воинская гордость не были задеты. Напротив, ему очень польстило, что эта маленькая история (а рассказчик из него всегда был так себе), заставила улыбнуться этого прекрасного юношу.
Плотник засмеялся и Драгомир... В груди раздался у него вдруг громогласный "Тудум". Да ещё такой силы, что воин на несколько коротких мгновений успел задуматься о том, а нет ли у него внезапных проблем с сердцем. Это был короткий смешок, но этого оказалось достаточно. И так потеплело сразу в груди от этого. Хотя, конечно, быть может в этом и был виноват алкоголь. Задумчиво посмотрев на бутылку в руках, Драгомир не захотел думать о том, что виной тому может быть не алкоголь, а именно плотник. От того он с жадностью снова прильнул губами к горлышку бутылки.  Только сделав мощный глоток этой терпкой, жгучей жидкости, он зажмурил глаза и снова вытер губы. Те все пересохли, обветрились, потрескались, в общем, их жгло куда больше, чем глотку или желудок от этого чудесного огненного пойла.
Ну, что ты хочешь, дядь, Мертвые земли,
- Будь они прокляты... - ляпнул в ответ Драгомир, махнув бутылкой и вдруг понял, какую глупость только что сморозил, добавил, - ...хотя нет, куда уж ещё более проклинать эти земли. Оставим как есть, - улыбка на этот раз уже уверено поселилась на его губах. Основательно.
Тёплый костёр, вкусная еда, приятная компания и крепкий алкоголь... всё это дало командиру, наконец, расслабиться. Привыкший всегда быть начеку, всегда в режиме "на службе", он резко улыбался и ещё реже позволял себе смеяться. Чтобы не потерять из виду важные детали для выживания и успеха миссии, он постоянно думал. И как обычно в своей задумчивости привык хмурить брови (эта привычка, кстати, говорят, досталась ему от отца). Так же, в подобном, чисто мужском, обществе суровых воителей, нельзя было давать слабину, иначе очень легко было потерять авторитет. Доминирование. Тот же Ваако всегда так поглядывал на командира, как будто ждал, что тот проявит слабость, чтобы всадить ему нож в грудь (да, всё же даже для ножа в спину они все очень были верны негласному кодексу воинской чести). Именно поэтому Драгомир для всех и выглядел очень суровым воином Всегда хмурый, серьёзный - ни смешка тебе, ни улыбочки, ни шутки... а от этого все подобные социальные навыки словно бы атрофируются вовсе...

Явление редкое настолько, что почти пугало. Так что даже Нолан сейчас сидел и глядел на командира, растерянно хлопая своими светлыми глазами и так тихо, даже немного нервно, улыбался.
- Да вы только поглядите на него, а командир то оказывается простой смертный человек! Улыбаться умеет! - затем, всё так же растрёпывая загривок довольной псине по имени Фенрир. Который, высунув язык, счастливо щурил левый глаз.
- Ты точно не простой плотник, раз смог понравиться и Фенриру, и, что ещё чуднее даже, пожалуй, нашему командиру, - он размашисто так хлопнул Влада по плечу и басисто засмеялся. Услышав смех хозяина, волк тихо хрипловато тоже гавкнул, показывая всем, что он типа тоже часть беседы и тоже в своём собачьем роде "смеётся".

- Хвала всем богам, - подумал про себя Драгомир, улыбаясь. Он даже не понял, почему ему так подумалось, не зацепился, не стал раскладывать по полочкам причины, только наслаждался следствием. А он был просто рад, что между ними двумя появился третий и четвёртый. Это заставило этих двоих быстро соскочить с тем, на которые, кажется, оба не очень хотели беседовать. Да и вся эта интимная беседа тет-а-тет, начинала становиться слишком уж интимной. И оба в этом были виноваты в равной степени. Но, кажется, оба не могли догадаться, почему же именно так происходит, хотя ответ лежал прямо на поверхности.
- Ну что ты, ты не прерываешь, погрейся у костра. К тому же, куда же без твоих подколов, вечер не вечер без твоего едкого сарказма, - он улыбнулся, но поймал на себе очень странный взгляд Нолана. Всего на мгновение. Таким сейчас он взглядом на него смотрел, словно бы взял, да и увидел эту парочку насквозь. Смотрел так, словно всё понял, всё уже знал и эта его лёгкая усмешка пробежалась мурашками по спине Драгомира. Почти что первобытный, животный страх, что его раскроют, что выложат на стол всю подноготную прямо здесь и сейчас, быстро охладил это пламя в груди командира. Однако, на радость Драгомира, сам Нолан никак это всё таки не прокомментировал. Напротив, словно бы просто взглядами одними они поговорили и вернулись к этой непринуждённой беседе. Беседе, которая ни к чему не обязывала никого из присутствующих.
- Воу! Да ты просто не знаешь, о чём говоришь. У нас всё же гораздо больше общего, чем мне показалось вначале... конечно, она нам не мать родная, но одну боевую бабу в кузне мы знаем. Ох, чёрт, я даже соскучился по Бирне. Огонь женщина! - с огоньком в глазах, Нолан, наконец, перестал трепать своего волка по загривку и подошёл к котлу, прямо так, без половника, зачёрпывая миской оттуда варево.
- Вот вроде мы её клиенты, знаешь, но каждый раз она как щенков нас отчитывает. Уж я с волками могу подружиться, с командиром поладить, но эта баба... ох! Перед ней даже Ваако словно напуганный котёночек. Да, киса? - крикнул он через плечо. На что в ответ не послышалось ни слова. Во мраке только кто-то смачно схаркнул. нарочито громко и сомневаться не приходилось, что это был своеобразный ответ именно со стороны Ваако.
- Сказал же, он прелесть, - подмигнув Владу, прошептал Нолан и с миской направился куда-то во мрак.
- Хочешь не хочешь, а всё таки моя смена уже. Не скучайте тут, голубки, - он похлопал себя по бедру и Фенрир, который всё это время максимально яростно обнюхивал Влада, вдруг резко развернулся и побежал рядом с хозяином на свой пост.
Драгомир же снова неловко улыбнулся. Ему было немного стыдно за своих товарищей, с другой стороны, именно благодаря вот таким отношениям и атмосфере в лагере, они все вместе уже много лет выживают на границах с Мёртвыми Землями. Много воинов положило тут головы в безымянных могилах или просто трупами валялись на болотах.
Но его отряд - выживал всегда.

- Я же говорил, они чудесные ребята... - всё ещё не в силах убрать улыбки со своих бледных губ, протянул Драгомир и вместе с тем протянул бутылку махакамского Владу. 

За этими беседами прошла ночь. Одни воины сменяли других на посту и даже Драгомиру с Владом удалось урвать часа 4 сна. На утро они собрали лагерь и, наконец, когда стало достаточно светло, двинулись к той самой разорённой деревне. Пожар за ночь в ней утих, но чувство тревожности никуда не делось...


http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/72127.jpg

+1

13

Влад чуть не поперхнулся от удара по спине, но не от его силы, а скорее от неожиданности. - Возможно, возможно, - потирая шею откликнулся он, улавливая мимолетную реакцию самого Драгомира на слова своего подчиненного. Моргенштерн сощурился, но потом покачал головой. Мало ли, что в ночи происходит.
- Да, бабы с кузнечным молотом они такие, - согласно кивнул парень, подтверждая все сказанное. Половину он, правда, не услышал, потому что погрузился в воспоминание о семье. Что бы он ни говорил и не делал, но все же по ним он скучал. Столько времени прошло с тех пор, как он ушел из дому!
Пока размышлял, плотник ушел в себя, поэтому даже не обратил внимания, как солдаты ушли. Из этого состояния его вывел голос командира, на что парень только рассеянно кивнул, мол, да, я уже понял и заметил. От бутылки на этот раз отказался, покачав головой.
Примерно в таком же ключе прошла вся ночь. И если остальные, как только выдавалась минута, заваливались спать, то волколак не спешил. Он, конечно, сидел с закрытыми глазами, но это нельзя было назвать сном. Чуткий слух улавливал каждое движение и каждый шорох. Удивительно, но отряд создавал ощущение жизни в этих проклятых местах, потому как уже на утро, когда все собрались и на лес опустился густой туман, вокруг стояла тишина. Птицы не пели, трава и листья не издавали ни шороха. Только топот тяжелых сапог, да тихий лязг оружия в ножнах.
- Вот мы и вернулись, - проходя мимо первого двора в деревне, произнес Влад. Снова проснулось чувство тревоги, а зверь на подкорке сознания насторожился. Ему это место не нравилось еще больше, чем накануне. А учитывая, что чувства и ощущения у них были одинаковые, то все это передавалось и самому парню, который замедлил ход, почти останавливаясь и пропуская отряд вперед. Чужой волк остановился рядом, как будто иллюстрируя мысли самого волколака. И от этого легче как-то не становилось.
Как и рассказывал Влад Драгомиру ранее, утопцы и прочие падальщики побывали здесь два дня назад, и теперь ушли. Но если еще вчера здесь бегали крысы и летали вороны, то этим утром царила гробовая тишина, как в склепе. Да, в общем-то, это и было сейчас склепом, да безымянной могилой. В большинстве домой окна и двери были вынесены огромной силой, а там, где от них что-то осталось, ветер колыхал ошметки из дерева. Они должны были скрипеть, но видимо крестьяне, тут жившие, со всей старательностью относились к своим жилищам и смазывали петли.
- Вон те хаты, - Моргенштерн указал рукой на центр деревни, где в ряд стояло три целых дома, которые не тронул ни пожар, ни другое более не реальное лихо. И если все проклятые места в жизни Влада представляли собой полуразрушенные колодцы  им подобные сооружения, то тут все было наоборот.
Отряд продвинулся вперед, оказываясь на том самом месте, где накануне отловили Моргенштерна. Он снова стоял и смотрел на чистые фасады, ловя себя на мысли, как будто кто-то или что-то хочет чтобы он открыл одну из дверей, но в то же время натура его волчья этому желанию упирается. Пока плотник вел внутреннюю борьбу с собой, оказалось, что он не один такой, но прежде, чем волколак, - да и кто-либо еще, - сумел среагировать, один из солдат взошел на крыльцо и дернул медное кольцо на себя.
- Стой! - Моргенштерн дернулся вперед, а потом отступил, но не потому что его сбил поток воздуха, откинувший солдата куда-то за их спины. Нет, он услышал дьявольский вой и заткнул уши руками, падая на колени. В голове своей он слышал хор голосов, которые на деле были одним, просто распадающимся на многие. На какой-то момент, парню показалось, что он даже теряет контроль над своим проклятьем, снова, но нет, он продолжал оставаться человеком.
А из избы тем временем начала лезть нежить в таком количестве, которое вряд ли бы туда поместилось. А следом за той дверью, что открыл отряд, начали распахиваться остальные, как будто мертвецы только и ждали, что кто-то по неосторожности выпустит их.

+1

14

Вот мы и вернулись, - Драгомир бросил беглый взгляд на Влада, остановившегося при входе в деревню.
Но особого значения этому не придал. Всё таки, он мог знать людей, живущих здесь, и знать достаточно хорошо, чтобы скорбеть по ним. И Драгомир понимал, насколько "пострадавшему" может быть тяжело возвращаться на место, где и случилась беда с ним. Ему ли не знать? За все эти годы, он так ни разу и мысли не допустил вернуться в родной дом, в родные края. Даже если сохранилась избушка или какие-то отдельные вещи, принадлежавшие его семье - для него его "дом" был навсегда и безвозвратно уничтожен. Он проходил через это, не в большей степени даже, чем Влад, но его чувства сейчас он мог понять, как никто другой. Ну... или, по крайней мере, командиру так казалось.
Именно из-за этих своих выводов, он прошёл мимо плотника, потуже затягивая на бёдрах пояс с ножнами. Всё так же молча, так ничего ему и не ответив. Конечно, с ними ему безопаснее, с отрядом вооружённых и обученных военному ремеслу взрослых мужей. Но пускать "гражданского" вперёд было бы и глупо и жестоко в равной степени. Плюс, если ему нужно было время, чтобы снова столкнуться с последствиями этой ужасной бойни, он хотел хотя бы попытаться быть тактичным и дать ему на это время.
И это помимо всего прочего, о чём в первую очередь бы стоило думать настоящему командиру в таком положении. Они, вообще-то, были на задании, а у него на первом месте в мыслях всё этот плотник засел. И плотно так. И, осознав это, самого себя за это осудив, Драгомир решил с двойной серьёзностью подойти к своему заданию. Он отвернулся от Влада и обратил свой взор на свой отряд, который так же весь смотрел по сторонам, в напряжении, но не решался действовать, без прямого приказа.
- Арне, Хакан, займите высоту. Здесь мы все как на ладони. Не хочу, чтобы мы оказались загнанными в ловушку, если кто-то или что-то решит перекрыть нам путь, напав со стороны леса, - хмурый, как и обычно бывало в таких серьёзных ситуациях, командир отряда, махнул рукой и двое мужчин, кивнув ему, тут же разбежались в разные стороны. Арне побежал к ближайшему дереву, ловко, как самый настоящий акробат, взбираясь всё выше и выше по голым сухим веткам. В своём серо-буром обмундировании, он идеально слился с местностью, прижавшись спиной к стволу сосны в полу присяди. Хакан же предпочёл себе место не столь высокое и не столь отдалённое - та позиция, с которой он точно смог бы попасть из лука в движущуюся мишень.

Волк Фенрир, нервно и, скорее даже раздражённо, мотал хвостом, а затем и вовсе остановился. Он шёл всё это время за Ноланом, но когда Влад остановился, то волк встал рядом с ним в ту же секунду. Из его глотки, нет, скорее даже из глубин груди, раздавался очень басистый, но тихий рык. Он скорее был не уверен, стоит ли начать скалиться, но вся эта окружающая их атмосферка его не хило так напрягала. А животные чувствуют такие вещи. И, как будто понимая это своим волчьим умом, он поднял морду на плотника и облизнулся. По его светлым глазам читался немой собачий вопрос: "ты же тоже это чувствуешь, да?".
- Тише, мальчик, - успокоил своего четвероногого товарища Нолан, поравнявшись с Владом. Он потрепал псину за загривок и прижал крепче к бедру свой топор, который уже держал наготове.
- Что-то мне всё это не нравится... - шепну Нолан, но всё таки пошёл дальше за командиром.

Вон те хаты, — возвестил Влад и Драгомир кивнул.
- Нолан, Ваако, за мной. А ты - стой на месте... - скомандовал Драгомир Владу.
Конечно, тот не был одним из членов его отряда, но он надеялся на его понимание. Всё таки солдаты короля, пусть и отряд столь далёкий, но имел власти больше, чем какой-то странствующий плотник. Плюс, это было сказано не для того, чтобы задеть его мужскую гордость, но дабы обезопасить от беды. Даже если по командному и беспрекословному тону было и не скажешь. Раздав всем поручения, он вытащил меч из ножен со спины и направился медленным шагом в сторону тех подозрительных трёх хижин, что стояли впереди от них, через тесную улочку. Пошёл первый, разумеется.
Все здания здесь были разрушены, крыша если не сгорела, то была надломлена. Какие-то строения были уже сгоревшими до самого основания, лишь чернея угольными клыками старых брёвен из под земли. Но только не эти три. Ещё и находящиеся в самом центре поселения - это было более, чем подозрительно. Но работа есть работа и свою Драгомир привык выполнять несмотря ни на что. Он привык рисковать своей жизнью. И, если хотя бы был один шанс из тысячи, что там оставались мирные жители, он был намерен их спасти. Во что бы то ни стало. Отступать? Чёрта с два!
- Нолан... дверь, - тихо шепнул  Драгомир своему товарищу и тот без каких либо вопросов или возражений, пошёл выполнять приказ, данный ему его командиром. Сам Драгомир покрепче ухватился обеими руками за свой меч. И вот, в эту напряжённую секунду, из-за спины послышался предупреждающий их вопль от Влада, но было уже слишком поздно.

http://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/114629.gif

Дверь распахнулась нараспашку прежде, чем рука Нолана успела дёрнуть за ту. С невероятной силой она распахнулась, откидывая не мелкого такого мужчину назад. Он пролетел почти через весь двор с такой скоростью, что Драгомир едва успел отскочить в сторону, чтобы тело Нолана не сбило и его с ног. Но для этого пришлось сделать быстрый разворот плечом в сторону из-за чего меч ушёл вправо. Что по началу показалось проблемой, но вскоре - что это было очень вовремя. Так как когда Драгомир вздёрнул меч под углом от земли справа, ровно вверх налево, он рассёк воздух и воткнул клинок прямо в огромные клыки в пасти Каттакана. Вампир возвышался над воителем на четыре, а то и на все пять голов, ширя и брызгая вязкой мерзкой слюной. Но этот ход спас командиру жизнь.

Однако, следом за ним из открытой двери хижины начали вылезать и другие вампиры. И один вампир таких размеров и такого возраста мог в одиночку разметать весь отряд Драгомира, что уж говорить про несколько.
- Прикройте Нолана, он ранен! Хакан, устрой им отступление. Ваако, прикрой Влада, остальные, ко мне! - тут же вскрикнул Драгомир, старясь ни терять ни секунды.
- Да эти твари устроили тут целое гнездо! Они повсюду! - послышались крики откуда-то из тумана. Кажется, их пытались разделить!

+1

15

Владу хотелось бежать. Сорваться с места и бежать. Но не потому, что его испугали орды нежити, нет. Он хотел бежать от голосов в голове, которые приближались. Он почти не замечал того, что происходит вокруг. Мир как будто разделился на «здесь и там». Где «здесь» - была его собственная голова, а «там» – мир вокруг. Что-то или кто-то пытался вторгнуться в его разум и выдрать оттуда зверя, выпустить его наружу, и все силы Моргенштерна уходили на то, чтобы этого не допустить.  Поэтому, когда его плеча коснулась рука одного из воинов Драгомира, оборотень наотмашь ударил с такой силой, что тот отлетел. И только благодаря этому действию, парень наконец оказался на ногах и достаточно вовремя для того, чтобы перехватить очередного низшего, который метнулся в ту сторону.
- Прости, - как можно более добродушно откликнулся плотник, оказываясь рядом с тем, которого, кажется, ночью собратья по оружию звали – Ваако. Влад надеялся только на то, что больше никто не заметил этого удара и полета. Хотя, если так и продолжится, то у него не будет выбора, кроме как обратиться. Мужчина не земле отмахнулся от его руки, глядя настороженно. Но все-таки ударил очередного противника, который решил на них напасть.
Влад дернул за рукоять меча, который висел за поясом воина. Сам он орудовал молотом, поэтому понятно было, что меч ему без надобности. Был он и таковым для самого Влада, но с мечом в руках, его самооборона не смотрелась настолько не похожей на человеческую. А силу ударов, ну это он мог объяснить одной простой вещью – руками плотника, который помогает иногда матери в кузне.
Но почему-то даже в мыслях, все это звучало не очень правдоподобно.
Отбиваясь от упырей, Влад пробирался к Драгомиру, которого окружило не меньшее количество противников, чем остальных. Пришлось повозиться, так как его явно не желали пускать к командиру. Что было слишком умно для тварей, мозгом обделенных. То есть мозг у них был, но явно не для того, чтобы им двигать. Это состояние Влад тоже знал, поэтому и вел борьбу с самим собой и тем, кто пытался в его голову пролезть. Пока что получалось. Спасибо генам и тому факту, что он родился оборотнем, а не стал им.
- Надо уходить, - наконец крикнул он, перекрывая лязг оружия и визги вампиров. К тому времени ему уже удалось подойти к Драгомиру почти вплотную. И какое было удивление, когда оказалось, что вблизи от этого человека, ему стало легче. Голова перестала раскалываться.
- В лесу проще отбиться. – На самом деле он не особо был в этом уверен. Только насчет себя, так как среди деревьев волколаку всегда было проще. Да и местность вокруг деревни он успел изучить достаточно хорошо.
Как будто поняв, что задумали воины, вампиры стали атаковать еще яростнее, пытаясь добраться до них. И только каким-то чудом, им удалось оказаться снова всем вместе. Влад бросил взгляд через плечо, глядя на раненного воина. Волк сражался рядом со своим хозяином. Но сколько они еще простоят?
[float=left]https://i.imgur.com/vGlUJi0.gif[/float]Для человека всегда труден выбор между долгом и людьми. Теоретически, в этом мире никто и никому ничего не должен, но чаще выходит так, что это неверно. Ведь чаще всего – долг, означает помощь, а не обременительный груз на шее. Вот и сейчас Моргенштерн разрывался между желанием обратиться и помочь, и тем фактом, что этим поставит под удар не только себя, но и свою семью. И как то бывает, жизнь не имеет привычки долго ждать, поэтому когда к ним двинулся тот, кто в одиночку может разделаться с отрядом, размышлять у Влада времени не осталось.
Метаморфозы на этот раз прошли спокойнее. Был ли тому виной адреналин от сражения или еще что, Моргенштерн не знал. Хотя его и ломало все так же знатно. Но когда вампир подошел уже на расстояние вытянутой руки, крупный получеловек-полуволк уже во всю глотку ревел ему в лицо, оскалив зубы, которые напоминали кинжалы.
Зверь не отвлекался на размышления, поэтому пока противник застыл, явно застигнутый врасплох, он прыгнул вперед, кубарем покатившись обратно в сторону хаты, из которой перли противники. Этот не очень приятный, клыкасто-мохнатый клубок сбил несколько вампиров, а другие метнулись в стороны, чтобы их не задело. Это было на руку Владу, который вскочил, едва их движение замедлилось. И отскочил назад, продолжая скалиться.

Отредактировано Vlad Morgenstern (30.09.2020 16:14:54)

+1

16

Впервые за последние часы, Драгомиру стало не до Влада. Всё это время так или иначе, но все мысли командира кружились вокруг плотника. Самые разные - от того, что он красив и привлекателен, до того, что он может быть шпионом и своим обаянием покорил его намеренно. Он постоянно кидал в его сторону оценивающие и анализирующие взгляды, старался держаться рядом, наладить контакт. И всё это время он для него был простым плотником, гражданским, как не посмотри, обычный трудяга парень. И, как по закону подлости, именно тогда, когда бы стоило отметить "странности" в поведении и движениях Влада, Драгомир был максимально поглощён битвой с монстрами.
Он не то что Влада, он не мог даже выцепить взглядом кого-то из своего отряда. Даже на долю секунды. Ему нельзя было отвлечься, ведь один промах, одна ошибка и всё... этот вальс когтей и клинков закончится для него в ту же секунду. А ему, как командиру, надо бы было всех видеть, чтобы понимать, куда, кем и как командовать, чтобы хоть кто-то из его отряда сумел уцелеть.
Но его окружили эти кровожадные твари. Высокие, косматые, они были так велики, что закрывали командиру не просто обзор, но даже солнечный свет. Мышцы уже сводило от перенапряжения, но голодные, налитые кровью стеклянные глаза вампиров ясно давали понять, что передышки ему не дадут. И, более того, они воспользуются любой подвернувшейся возможностью впиться в него клыками.
Сначала он даже не понял, что его взяли в плотное кольцо. Не придал этому значения, ведь все его мысли были заняты тем, как держать оборону со всех сторон, когда ты оказался один в гуще событий. Решил просто, что те накинулись на него кучей, решив взяв количеством. Что его и устраивало, ведь если есть шанс, что он сможет большую часть чудовищ приманить на себя, это увеличит шансы его ребят отступить. Но что-то было не так... и Драгомир понял это, когда попытался вот уже в третий раз проскользнуть между массивных, но местами не поворотливых чудищ. И обнаруживал, к своему удивлению, что всегда оказывался один каттакан, который его перехватывал и вёл по дуге обратно в этот смертоносный круг.
- Эти твари так себя обычно не ведут... чертовщина какая-то... - проскользнула мысль.
Но Драгомир не настолько хорошо разбирался в чудовищах, как те же ведьмаки, например, поэтому не придал должного значения ни  тому, что взрослые особи, которые обычно предпочитают жить по одиночке, вдруг работают стаей. Но не просто стаей, но слаженным строем, словно единый разум! Но какой там анализ и догадки, Драгомир едва успевал если не нанести удара, то подставить рукоять топора до того мига, когда клыки уже почти смыкались на нём, но с разочарованным металлическим клацаньем, размыкались.

— Надо уходить, - отрезанное ухо каттакана пролетело между Драгомиром и Владом, как платок прекрасной леди, во время конных скачек. И ещё до того, как тот коснулся земли, Драгомир успел испытать такой спектр эмоций, что сразу и не нашлось слов, чтобы ему ответить.
- Ты что, совсем спятил...?! - запыхавшийся, весь в крови, слюнях вампиров и грязи с пеплом, крикнул сипло командир. Да, вот так вот он не столько благодарил плотника за то, что тот ринулся к нему на помощь, хотя и был признателен, но... скорее проявлял заботу. Ведь если Влад думал, что он тут самый сильный и сможет спасти Драгомира, сам командир был преисполнен уверенностью, что всё с точностью, да наоборот!
- Что ты здесь... ай, чёрт, ты прав! - Драгомир сначала хотел продолжить свои лекции на тему плана и поведения гражданских во время проведения военной операции, но... на это ещё будет время. Сейчас нужно было не языком чесать, да воздух сотрясать, а принимать какие-то серьёзные действия... и быстро! Нужно было выбираться.

Но легче сказать, чем сделать. Драгомир хоть и смог пробраться к Владу, дальше трёх шагов вместе им уже минут десять не удавалось пройти ни в одну сторону. А силы начинали подводить. Иной раз Драгомир недостаточно быстро реагировал на последующие атаки, однако, на его счастье, реакция Влада за эти десять минут ни разу не подвела ни его самого, ни командира. Что тоже бы стоило подметить и насторожиться, но сил у Драгомира хватало только на немую благодарность.
- Вот чёртовы твари... не пробиться... чёрт-чёрт-чёрт, Нолан, держись! - прорваться к раненому товарищу не удавалось. Зато от одного только осознания своей беспомощности рвало душу. Да и слыша скулёж, визг и рычание Фенрира, который бился как целая стая волков, готовый положить свою жизнь на защиту хозяина, брата и друга. Без сомнений. Ни на долю секунды.
- Нолан, держись. Ты только держись, мы уже идём! - в отчаянии кричал ему Драгомир, как будто одна его воля прорваться к товарищу могла пробить строй чудовищ. Но Драгомир и правда весь был словно самой концентрацией желания прорваться. Он едва слышал происходящее вокруг, уши заложило, словно его контузило взрывом. Он не чувствовал запястий, локтей или собственных плеч, ему казалось, что он даже руку уже не поднимает, не то, чтобы удар нанести и развалить строй кровопийц. Мал помалу, на него накатывало ледяное отчаяние. Страшное понимание того, что ему никак не пробиться вовремя, как бы не рвал он свои лимиты человеческих возможностей сейчас. Но это не значило, что он перестал пытаться...

И вот, как будто этого было мало, среди сгорбленных ушастых чудовищ, появился ОН. Огромный исполин с тёмной свалявшейся шерстью, пропитанной запёкшейся уже кровью. Он шагал неспеша, клацая изогнутыми когтями по земле, как будто понимал сам и давал понять Драгомиру, что на этом его трепыхания закончатся. Здесь и сейчас... и именно им.
Но... тут случилось то, что не ожидал ни сам Драгомир, ни даже тот вожак каттаканов. Когда Драгомир уже опустил топор с дрожащей рукой, едва стоя на ногах, неожиданно, между ним и его смертью, возникла третья сила. Драгомир не смог понять откуда и кто, он впал в ступор, не зная, радоваться ли появлению ещё одного монстра или не стоит. Но, кем бы ни был этот огромный волк, сражающийся на двух лапах, он отвлёк всё внимание чудовищ на себя. И Драгомир не собирался упускать шанс, который ему подарили какие-то силы свыше. Ибо иного объяснения у него попросту не было, да и искать он его не собирался.
Он только крепче ухватился за рукоятку своего топора и наконец ринулся в сторону Нолана. Фенрир вгрызался в голень одной из тварей, уже нависшей над его хозяином, но оттащить никак не мог. Благо, Драгомир сумел вовремя всадить топор вампиру прямо между лопаток. Та взвизгнула, изгибаясь и выворачивая длинные когтистые лапища за спину, но достать до застрявшего там топора не могла. Крутанулась и упала на землю... тут то Фенрир уже впился в артерию.
- Хороший мальчик! Ну-ка... - он наклонился к Нолану и помог тому подняться. Его шатало, у виска алела линия крови, взгляд плохо фокусировался - по беглому анализу он сильно ушиб голову. Но его не тошнило и это уже было хорошим знаком. В то же время его нога совсем не откликалась и наступать на неё он не мог.
- Давай-ка уведём твоего хозяина подальше отсюда... рядом, Фенрир! - командовал, по своему обыкновению Драгомир, перекидывая руку Нолана через плечо и помогая ему шагать.
- Отступаем! Все! Немедленно, назад в лес! Я сказал, отступать, мы справимся... это приказ! - кричал он, когда увидел, что его отряд не собирался бросать своих. Но на то он и командир, что не рискует всеми ради одного. Это жестокий, хладнокровный расчёт, но такова уж его участь, как лидера.
Перепрыгивая шаг, он тащил Нолана в сторону лесу, ближе к реке. Помнится мама рассказывала им в детстве, что вампиры не могут пересекать текучие воды без чьей либо помощи или приглашения. Конечно, скорее всего, это были просто сказки, страшилки на ночь, но... на данный момент это был лучший вариант.
За спиной стоял такой страшный рёв, что Драгомир когда моргал жмурился, отрывисто дышал и не решался замедлиться, чтобы обернуться и посмотреть, что же там такое творилось. Он и так буквально всем своим нутром чувствовал, что за ними погоня. Хорошо, что монстры сражаются между собой сейчас. Но как только определиться победитель...
- Почти дошли... - еле дыша, шепнул Драгомир, хотя не был уверен даже, что Нолан ещё в сознании. Нести его стало ещё тяжелее, да и слов викинг не выдавал. И только Драгомир повернул к нему голову, чтобы проверить, открыты ли его глаза, как увидел... как нечто огромное несётся к ним на всех порах. Воздух словно потяжелел и потемнел, стал густой, в нём едва можно было вдохнуть. Да Драгомир и не успел. Чудовище, разглядеть которое ему даже не удалось, раскидал их как котят. Драгомир улетел в сторону реки, где удачно так приложился головой о камень, обмяк, и позволил течению уносить себя куда-то вдаль...

+1

17

К счастью Моргенштерна, весь отряд был занят спасанием собственных шкур, поэтому никто, - или почти никто, - не заметил его превращения. Ровно, как и никто не торопился нападать на него сзади, пока он занят огромным катаканом. Тот пришел в себя достаточно быстро, вот только Влад уже использовал свой шанс и нанес первые удары, а далее дело было за проворностью. Вот только в какой-то момент, злые парни вспомнили, что они злые и по правилам не играют. Влад не мог сказать, в какой момент мимо него пронесся черт его знает что. И только ругаясь про себя этим словом, он понял, что то в действительности был Чёрт, вернее сказать Бес.
Волколак думал рванутся наперерез тварине, но ему напомнили, что сейчас его противник совершенно другое существо. Кулак вожака катаканов прилетел в его морду и только чудом Моргенштерну удалось сохранить целой челюсть, так как противник решил убить двух зайцев – дезориентировать волколака и оторвать ему нижнюю челюсть. Моргенштерн отскочил, пытаясь восстановить сосредоточенность, но ему не давал шквал атак. Да еще и к вожаку присоединились катаканы поменьше. И Владу ничего не осталось, кроме как прыгнуть вверх, пробивая крышу дома, в котором они находились. Волк процарапал когтями черепицу и обернулся. Бес настиг отряд, но снова ему не дали бросится на выручку.
Волколак почувствовал вторжение в свой разум. На этот раз оно было сильнее, чем раньше. Кто-то пытался пробить его защиту и подчинить себе. Он повел носом, пытаясь понять, откуда идет запах магии. Не то, чтобы он ее чувствовал, но волшебники имели свой, неповторимый запах. Вот только ничего похожего он не смог уловить. Тем временем катаканы стали забираться на крышу, отчего Владу пришлось убираться куда-то еще.
Человеческое Я говорило, что им нужно идти к отряду, но зверь, как будто с цепи сорвался, подгоняя его в сторону, обратную той, куда ушел Драгомир. Но хотя бы катаканы шли следом. Волк забрался на дерево и подобно мартышке стал перепрыгивать с ветки на ветку. Влад ничего не мог понять, пока не вылетел, - почти буквально, - на вампира. Вот только этот не был каким-то чудовищем. Вернее был, но выглядел, как человек, нежели монстр. Хотя с этим плотник тоже бы поспорил. Вблизи этого странного вампира давление на его разум увеличилось, поэтому Моргенштерну ничего не оставалось, кроме как бросится вперед, в попытке атаковать. Но его отправили в полет. Буквально. И в этот момент, Бес оказался как-то подозрительно близко, что было просто ощущением, ибо его откинули несколько раз, пока волк не впечатался в спину чёрта.
Последним, что осознанно помнил Влад, была фигура вампира.
Затем, он проснулся в избе своей бабули, а над головой стояла мать, чей взгляд был обеспокоенным. Но стоило ему очнуться, как она накинулась на него с отборной бранью, которая так же являлась проявлением заботы и обеспокоенности. За которыми последовали вопросы. Вот только Влад не готов был, - да и не хотел пока что, - отвечать на них. Особенно, ему не хотелось рассказывать откуда на нем такие раны, появления половины которых, он просто не помнил.
Ровно, как и не помнил того, что случилось с отрядом.
Было логично предположить, что они умерли, но в это Влад верить не хотел. Правда, никто ему не дал вернуться в лес. Отец едва ли не за шкирку, словно он котенок, отволок его домой в Астарот и нагрузил работой по самые не балуй. У Моргенштерна не то, что на поход в лес времени не было, его не хватало банально на сон! Но даже этого не хватало, чтобы сломить дух Влада. Хотя если быть честными, то бой с таким противником не остался без последствий. Нет, Моргенштерн не боялся, что темной ночью к нему заявится тот странный вампир, но несколько кошмаров, - в которых присутствовал Драгомир, - он видел, просыпаясь без крика, но с тяжелым дыханием.

+1


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [03.1121] How far I would not go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно